История УМВД

История не сохранила точную дату создания правоохранительных органов на рязанской территории. Исходя из того, что для более позднего времени достоверность традиционной хронологии бесспорна, можно уверенно разделить исторический путь органов охраны правопорядка на четыре этапа: первый - со времени возникновения их нерегулярных институтов до образования собственно регулярной полиции (начало XVIII в.); второй - с начала XVIII века до февраля 1917 года (расформирование полиции), третий - с февраля 1917 года (образование милиции Временного правительства) до ноября 1917 года, четвертый - с 10 ноября 1917 года (выход декрета НКВД «О рабочей милиции») до настоящего времени.

Первый этап развития органов внутренних дел - со времени возникновения нерегулярных институтов органов охраны правопорядка до образования регулярной полиции (начало XVIII в.)

Перед смертью Ярослав Мудрый распределил между своими сыновьями уделы, одним из которых была Муромо-Рязанская земля. В начальный период феодальной раздробленности «Русская Правда» продолжала действовать на ее территории.

Муромо-Рязанское княжество возникло в XI веке и поначалу имело зависимость от черниговских князей. Центром княжения был город Муром, затем Рязань (ныне село Старая Рязань Спасского района), находившаяся на расстоянии примерно 50 км от Переяславля-Рязанского. Феодальное общество княжества было строго стратифицировано, то есть, состояло из сословий, права и обязанности которых четко определялись законом как неравные по отношению друг к другу и к государству. Иными словами, каждое сословие имело свой юридический статус.

В «Русской Правде» достаточно подробно изложен перечень уголовных преступлений. Наказаниями за преступления служили вира, продажа и урок. Вирой назывался уголовный штраф, который выплачивался только за убийство и только свободного человека. За виру - 40 гривен по ценам того времени - можно было купить 20 коней. Выплата таких сумм была не каждому по силам. Поэтому существовал коллективный институт «дикой виры», куда делали взносы члены общины, чтобы в случае необходимости внести выкуп за убийство. Дикая вира выплачивалась общиной и в случае разбойного убийства, если она не разыскивала преступника.

Кроме виры выплачивалась продажа - самый распространенный штраф - за нанесение побоев, посягательство на собственность, оскорбления. Его размер составлял от 1 до 12 гривен. В кодексе есть прямые указания, что продажа платится князю, это - публичный штраф, свидетельствующий о свободном состоянии виновного.

Уроками назывались штрафы за истребление собственности и имущества.

Главою правосудия был князь, а его двор служил местом суда. Наиболее важные государственные (объявление войны, заключение мира и т.п.) и судебные дела князь предварительно утверждал на совещательном органе -I княжеском совете.

Находясь под татарским игом, Великое Рязанское княжество продолжало жить по прежним законам. В 1274 году на его территории был принят собственный законодательный свод, созданный на основе «Русской Правды» - так называемая «Рязанская кормчая». Ее составил князь Роман. «Рязанская кормчая» вступила в силу через четыре года после гибели Романа и действовала вплоть до 1517 г., когда Великое княжество Рязанское вошло в состав Московского государства. Она представляла собой модификацию «Русской Правды», законодательно закрепившую реалии русской жизни, сложившиеся во время татаро-монгольского ига. «Русская Правда» ничего не говорит о телесных наказаниях и лишении свободы. «Рязанская кормчая» расширяла перечень наказаний для преступников, в частности, предусматривала неизвестный остальной Руси вид наказания - базарную казнь (публичное телесное наказание). Князь Олег Рязанский, взяв Коломну, впервые продемонстрировал ее «московитам», приказав публично выпороть плетьми лопасненского наместника.

С падением власти удельных князей великий князь стал подлинным властелином всей территории государства. Иван III и Василий III уже не стеснялись бросать в тюрьму своих ближайших родственников - удельных князей, пытавшихся противоречить их воле. Начиная с Ивана III, московские князья именовали себя «государями всея Руси». Однако власть монарха была ограничена Боярской думой, выросшей в XV веке из совета при князе, существовавшего еще в древнерусском государстве.

При Иване III и Василии III стала усложняться государственная система. Великий князь издавал законы, осуществлял руководство государственным управлением, имел судебные полномочия. Подчиненные ему органы управления разделялись на две час"ти. Одну составляло управление дворца, во главе которого стоял дворецкий. Другую образовывали так называемые «пути», обеспечивающие специальные нужды князя и его окружения - Сокольничий, Ловчий, Конюший, Стольничий, Чашничий. Они одновременно выступали как административные и как судебные органы.

Пути, первоначально обслуживая личные нужды великого князя, все больше превращались в общегосударственные учреждения. Усложнение их функций подготовило переход к новой, приказной системе управления, сложившейся во второй половине XVI в.

В XV - начале XVI вв. возникли своего рода розыскные органы - так называемые «особые обыщики». Они присылались из Москвы «в случае умножения в какой-либо местности разбоев и татев». Но «кормленщики» и «обыщики» были не способны обеспечить в должной мере мелких вотчинников и помещиков от «лихих людей», вместо оказания помощи в борьбе с преступностью причиняли местному населению только убытки.

В качестве основного законодательного акта Московского государства XIV-XV вв. продолжала действовать «Русская Правда». Для приспособления древнерусского права к московским условиям была создана новая редакция этого закона - так называемая «Сокращенная из Пространной».

В 1497 году дьяком Владимиром Гусевым был составлен Судебник, который не только содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права, но имел и другую цель - закрепить новые общественные отношения в едином централизованном государстве. Его источниками явились «Русская Правда», «Псковская судная грамота» и текущее законодательство московских князей. Судебник не просто обобщил накопившийся правовой материал, но наполовину состоял из новых статей, а старые нормы были в нем в основном. переработаны. В угоду выдвинувшимся на историческую арену мелким и средним феодалам - дворянам и детям боярским, он ограничил судебную деятельность «кормленщиков».

В конце XV - начале XVI века формально сохранившие независимость русские княжества - Тверское и Рязанское - стали тяготеть к соединению с Московским государством. В 1464 г. рязанский князь Василий Иванович женился на сестре московского государя Василия III Анне. Последние рязанские князья, два брата, Иван и Федор, были родными племянниками Ивана III (сыновьями родной сестры Анны). Как мать их, так и они сами не выходили из воли Ивана, и великий князь, можно сказать, сам правил за них Рязанью.

После смерти князя Василия в 1483 году его старший сын Иван заключил с Иваном III «докончание», где признал себя «младшим братом» московского государя. По старому договору 1447 года Рязанское великое княжество сохраняло право самостоятельных (хотя и согласованных с Москвой) дипломатических отношений с Литвой. Теперь эти права были утеряны: великий князь Рязанский обещал ни с кем не «канчевати» - не вести никаких переговоров и не заключать соглашений. Рязанская земля фактически вошла в состав Русского государства, сохранив только внутреннюю автономию - собственную феодальную иерархию, пока еще не слившуюся с Москвой. 25 мая 1500 года, после смерти князя Ивана, на престоле оказался его малолетний сын Иван, которого опекала бабка Анна, затем мать Агриппина.

После присоединения Рязанского княжества к Москве образовался Переяславль-Рязанский уезд, о котором впервые упоминается в 1554 г. Кроме него на рязанской территории выделились Пронский, Мещерский, Зарайский, Шацкий уезды. Московский государь распространил на них непосредственно свою власть и действие Судебника. Каждым уездом управлял царский наместник, а с конца XVI века - воевода.

Присоединением Рязанского и Тверского княжеств завершился процесс территориального объединения Руси. Иван Грозный, консолидируя единое общерусское государство, принял ряд законодательных актов, де-юре закреплявших новую государственность. Приговор 11 мая 1551

Бесспорно, самым крупным начинанием правительства Ивана Грозного было составление в июне 1550 г. нового законодательного кодекса - Судебника, который заменил устаревший Судебник 1497 г. Из 99 его статей 37 были совершенно новыми, а в остальных прежний текст подвергался кардинальной переработке. Судебник расширил судебный и фискальный контроль верховной власти (в обход боярства) над местным населением. Роль центрального органа государственного управления и суда Судебник закрепил за Боярской думой. «Царицей доказательств» стало личное признание обвиняемого.

К 1553 - 1560 гг. оформились важнейшие избы (приказы - центральные правительственные учреждения, возглавляемые дворянской бюрократией). Первыми учреждениями приказного типа стали Большой дворец и Казенный приказ. Для борьбы с уголовной преступностью (разбойниками и «татями») в 1539 г. был образован Разбойный приказ. Наряду с ним в конце XVI века административные и полицейские функции осуществляли Судный, Земский (только в столице), Разрядный (военный) и Стрелецкий приказы. При этом два последних в основном отвечали за ) охрану общественного порядка.

Губная реформа началась с того, что 27 сентября 1549 г. был выдан Губной наказ крестьянам Кириллова монастыря, передававший губные дела в ведение выборных губных старост из числа детей бояр.

На местах вводились постоянные органы из числа местных выборных - губные избы под началом губных старост. Они были обязаны преследовать, ловить и казнить | «лихих людей».

В Переяславле-Рязанском губная изба была учреждена в 50-х годах XVI столетия. Она ведала «тайными и разбойными и убийственными и всякими губными делами...». Губной староста с подчиненными выступал в роли полиции, в качестве суда, и как исполнитель своих же «приговоров». При Губной избе имелась земляная тюрьма, огороженная дубовым забором, и пыточная.

Губной староста избирался на несколько лет из дворян. При проведении выборов его присылали в Москву в Разбойный приказ, а там «приводити ко кресту по записи, какова запись о том в Разбойном приказе». Затем губной староста направлялся в Переяславль-Рязанский, получив для руководства инструкцию - «наказные памяти». Здесь ему в помощь избирались целовальники, дьячки, тюремные сторожа, дававшие присягу на месте. Разбойный приказ утверждал избранных, или назначал новые выборы. Члены губного правления (старосты, целовальники, подьячие) были подсудны Разбойному приказу.

В 1613 году «смутное время» закончилось тем, что рязанский архиепископ Феодорит возглавил посольство Земского собора и вручил царский посох Михаилу Романову. Так началось 300-летнее правление на Руси династии Романовых.

При Михаиле Романове стали ограничиваться административные и судебные права местных властителей. До того порядок управления и суда в разных территориях имел сложную структуру. Например, Касимов разделялся на три административные части - татарскую, воеводскую и ямскую, в каждой из которых существовало особое судопроизводство (на татарской судил касимовский царевич, на воеводской - воевода, ямская слобода подчинялась непосредственно Москве).

Скопин, бывший вотчиной бояр Романовых, с вступлением Михаила Романова на престол стал царской вотчиной. В 1663 году там развернула хозяйственную деятельность «ближняя канцелярия» - Приказ Тайных дел.

Царь Алексей Михайлович (1629 - 1676 гг.) с целью ликвидации социальной напряженности и упорядочения управления государством созвал 1 сентября 1648 года в Москве Земский собор. В начале 1649 года он принял новый свод законов, разработанный комиссией во главе с князем Н.И. Одоевским - «Соборное Уложение». С принятием «Соборного Уложения» 1649 года впервые в истории российской государственности была сделана попытка создать свод всех действующих правовых норм. В результате кодификации материал был сведен в 25 глав и 967 статей. «Соборное уложение» оставалось основным законом в России до XIX века.

Уложение содержало комплекс норм, регулировавших важнейшие отрасли государственного управления, закрепило статус и привилегии основных сословий.

Объектами преступления по Соборному Уложению 1649 года были: церковь, государство, семья, личность, имущество и нравственность.

Весной 1670 г. Рязанский край стал ареной крестьянской войны под руководством Степана Разина, проходившей на огромной территории. Крестьянские выступления охватили Шацкий, Елатомский и другие уезды и города. Крестьяне с радостью встречали атаманов Разина и пополняли ряды повстанцев.

В XVII веке обязанности губных старост увеличились. Они стали ведать не только разбойными делами, но и душегубством, поджогами, изнасилованиями, непочтением к родителям и т.д. На них иногда возлагался гражданский суд, сбор доходов, а при отсутствии воевод - исполнение их обязанностей. Таким образом, власть воевод и губных старост становилась однородной. Схожесть функций, выполняемых губными старостами и воеводами, привела к тому, что царь периодически менял на местах воеводскую и губную формы правления: в 1661 г. воеводское правление было отменено, и власть перешла к губным старостам; в 1679 г. отменено губное правление и восстановлено воеводское; в 1684 г. губные органы вновь восстановлены, тогда же Разбойный приказ, ведавший губными избами, стал называться Сыскным. Должность губного старосты была окончательно упразднена в 1702 году.

Известный рязанский краевед Д.Д.Солодовников так описывает Рязанский приказ сыскных дел конца XVII века:

«...Перед теперешним Успенским собором стоял приказ сыскных дел. Это была сосновая изба, мерою в 4 сажени, крытая тесом, с «обрасчатой», то есть изразцовой печью. В избе было 7 икон, обложенных серебром: образ Живоначальной Троицы, Всемилостивого Спаса, четыре образа Богородичных, образ Николая Чудотворца. Кроме этих икон, там были еще складни, тоже обложенные серебром. Под иконами стоял приказной стол, покрытый красным сукном. За столом на лавках лежали два бараньих тюфяка. По обе стороны стола обе стены от лавок и до потолка были обиты красным сукном, как теперь обоями. В избе было 6 «красных», т.е. больших икон, в окнах - «слюдвенные окончины»: сделаны были железные рамы, а в рамах узор из железных прутьев в виде клиньев, кругов, косяков, четырехугольников, а в узор вделаны куски слюды. Окна запирались: к ним было 4 замка. По вечерам работали со свечами: для этого в избе было 2 шандала - «шандана» - медных тройных и 2 железных. В избе хранились списки с царских указов о сыскных делах, татиные (воровские), разбойные, «убивственные» и всякие сыскные дела и по тем делам всякая опальная рухлядь, т.е. разные вещи, которые касались грабежей, разбоев, убийств. Лежали в этой избе и колодничь и 3 цепи, в том числе и цепь двушейная на стуле, цепь одиночная (т.е. для одного человека) на стуле же, цепь двушейная, в которой колодников гоняли собирать милостыню и за водой, лежали тут же кандалы».

Второй этап развития органов внутренних дел - с начала XVIII века до февраля 1917 года (расформирование полиции)

С 1708 года началась ломка старых учреждений и формирование дворянско-чиновничьего централизованного аппарата абсолютизма. В результате к концу первой четверти XVIII века сложилась следующая система органов власти и управления.

Вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти сосредоточилась в руках царя. В 1711 году он заменил Боярскую думу высшим органом исполнительной и судебной власти - Сенатом. В 1722 году во главу Сената был поставлен генерал-прокурор, на которого возлагался контроль за деятельностью всех правительственных учреждений. Сенат являлся высшей апелляционной инстанцией и его решения были окончательными.

В 1717-1718 годах вся устаревшая система управления, состоявшая из 50 приказов, сменена 12 коллегиями. Каждая коллегия ведала определённой отраслью или сферой управления. Главными считались три коллегии: Иностранная, Военная и Адмиралтейство. Особое место занимала Духовная коллегия, или Синод, управляющий церковью. Кроме коллегий, было создано некоторое число контор, канцелярий, департаментов, приказов, которые ведали чётко определёнными вопросами. Из них Преображенский приказ и Тайная канцелярия ведали делами о государственных преступлениях. Приказы и коллегии наделялись судебными функциями (по делам своих чиновников).

Для упрощения управления страной Петр осуществил административную реформу. 18 декабря 1708 года он учредил 8 губерний и 39 городов, в т.ч. Переяславль-Рязанский, вошедший в качестве центра уезда в состав Московской губернии. 2 мая 1719 года Петр I издал указ «Об устройстве губерний и об определении в них правителей», в соответствии с которым все губернии стали делиться на провинции. В ходе реформы сложилась трехзвенная система местного управления и администрации: уезд - провинция - губерния.

В Переяславль-Рязанскую провинцию вошли 4 уезда: Переяславль-Рязанский, Зарайский, Михайловский, Пронский и 3 заштатных города: Сапожок, Печерки, Гремячий.

В 1705 году была образована Рязанская воеводская канцелярия, которая получала указы и распоряжения из центра и принимала меры к их выполнению. Она просуществовала до 1775 года. При канцелярии по штату полагались прокурор и палач. Для осуществления полицейских полномочий воевода имел специальную воинскую команду.

Воеводская канцелярия осуществляла общее управление и суд на территории города и уезда, контроль за деятельностью финансовых, полицейских, гражданских и военных учреждений. В системе общего управления она составляла низшее звено. Переяславль-Рязанская воеводская канцелярия подчинялась существовавшей в 1708-1778 годах провинциальной канцелярии, которая в свою очередь подчинялась непосредственно Московской губернской канцелярии и Сенату.

 Прелюдией к полицейской реформе была реформа военная. Пётр постепенно упразднил войска старого типа -стрелецкие полки и дворянские конные ополчения. Основным видом полевых войск стали регулярные полки. Для

Именно из военнослужащих регулярных полков были сформированы первые регулярные полицейские подразделения. Это произошло в 1715 году, когда Петр 1 в Санкт-Петербурге создал Полицмейстерскую канцелярию, укомплектованную офицерами, унтер-офицерами и солдатами расквартированных в городе армейских частей. То была уже регулярная полиция, освобожденная от обязанностей, не составлявших предмет ведения полицейского аппарата.

Созданный в 1720 году Главный магистрат должен был заботиться о городском сословии. Все города разделялись по числу жителей на классы. Жители городов делились на «регулярных» и «нерегулярных» («подлых») граждан. Регулярные граждане составляли две «гильдии»: в первую входили представители капитала и интеллигенции, во вторую - мелкие торговцы и ремесленники. Нерегулярными людьми или «подлыми» назывались чернорабочие. Село же пребывало в крепостной зависимости прежних вотчинников и помещиков, ставших теперь петровскими служилыми людьми.

Возложив на губернаторов и гражданских воевод ответственность за полицейскую деятельность, Петр разъяснил ее сущность в Регламенте Главному магистрату, изданном 16 января 1721 г.

При жизни Петра полицейская реформа осталась незавершенной, поскольку регулярная полиция была сформирована только в столичных городах.

Полицейские органы в периферийных городах получили название полицмейстерских канцелярий и находились в подчинении Главной полицмейстерской канцелярии и возглавлявшего ее генерал-полицмейстера.

Полицейские на местах проводили только дознание в отношении задержанных, затем препровождали их для следствия и суда в Юстиц-коллегию (Санкт-Петербург).

Правительство учредило в Переяславле-Рязанском Полицмейстерскую канцелярию. В ее штат из числа военнослужащих местного гарнизона должны были войти: офицер, унтер-офицер, капрал, 8 рядовых, два канцелярских служащих.

29 февраля 1778 года в соответствии с указом Екатерины II «Об учреждении Рязанской губернии» Переяславль-Рязанская провинция была преобразована в Рязанскую губернию. Тем же указом ликвидировалась Рязанская провинциальная канцелярия. Название Переяславль с этого момента исчезло и главный город губернии стал именоваться Рязанью.

Основу новой губернии составили 4 уезда - Переяславль-Рязанский, Зарайский, Михайловский и Пронский. В процессе дальнейшего образования губернии в ее состав от Воронежского наместничества вошли Касимов, Ряжск и Данков с уездами, Скопинская дворцовая волость и некоторые селения от Коломенского и Владимирского уездов Московской губернии. Селения Егорьевское и Спасское были названы городами и стали центрами уездов. Село Раненбург из Козловского уезда Воронежской губернии передано в состав Рязанской губернии и также стало центром уезда. Таким образом, новая губерния в конечном результате составилась из 12 уездов, управление которыми сосредотачивалось в городах Рязани, Зарайске, Михайлове, Пронске, Сапожке, Касимове, Ряжске, Данкове, Скопине, Егорьевске, Раненбурге, Спасске.

В 1778 году в Рязанской губернии началось образование полицейских органов на новых началах, в соответствии с законом 1775 года «Учреждения для управления губерний».

Во главе Рязанской губернии стоял губернатор, назначаемый и смещаемый монархом. В своей деятельности он опирался на губернское правление, в которое входили губернский прокурор и два губернских стряпчих. Финансовые и фискальные вопросы в губернии решала казенная палата. Вопросами здравоохранения, образования ведал Приказ общественного призрения.

В Рязани вводилась должность обер-полицмейстера. Ни капитан-исправник как руководитель уездной полиции, ни городничий, а впоследствии полицмейстеры уездных городов не подчинялись обер-полицмейстеру, находившемуся в губернском городе.

Главой администрации и полиции каждого уездного города был городничий. Он назначался Сенатом и подчинялся губернатору. Городничему подчинялись частные приставы и квартальные надзиратели. Он являлся начальником полиции безопасности и благосостояния в уездном городе, производил суд по маловажным полицейским проступкам и взыскания по бесспорным обязательствам, имел обязанности и по делам казенным, по делам военного ведомства. Институт городничих просуществовал довольно продолжительное время и был ликвидирован указом Сената от 25.12.1862 г.

Именно в 1775 г. в виде нижнего земского суда создана уездная полиция. Она представляла собой уездное полицейское управление во главе с капитан-исправником, подчинявшимся губернатору, и двух заседателей из числа дворян. Функции капитан-исправника были во многом аналогичны функциям городничего. Капитан-исправник избирался на три года дворянством уезда. При нижнем земском суде имелась канцелярия, состоявшая из 2-х столов - исполнительного и -следственного. Помощниками земского суда в селах были сотские и десятские. Нижний земский суд следил за порядком и благочинием, исполнял решения вышестоящих властей и суда, проводил предварительное следствие по уголовным делам, отвечал за состояние дорог и мостов, противопожарную безопасность, борьбу с эпидемиями.

8 апреля 1782 г. Екатерина II подписала «Устав Благочиния, или полицейский», регламентировавший новую структуру полиции и ее правовой статус. Органом полицейского управления в городе стала Управа благочиния. В губернских городах управы благочиния возглавлялись полицмейстерами, а в остальных городах - городничими. Губернские и другие крупные города делились на части (200-700 дворов). Во главе каждой части стоял частный пристав, который имел свою канцелярию, именовавшуюся «частным домом» (иногда просто «частью»). Части подразделялись на кварталы - 50-100 дворов, каждый из которых возглавлялся квартальным надзирателем. Квартальным надзирателям подчинялись сторожа квартала и выборные квартальные поручики. Все полицейские чины вписывались в систему «Табели о рангах». В губернском городе полицмейстер был чиновником 6-го, частный пристав - 9-го, квартальный надзиратель - 10-го класса, что соответствовало воинским званиям полковника, штабс-капитана, поручика. Полицейские должности в уездных городах были классом ниже.

Была проведена административная реформа, усиливающая вертикаль власти. Указом Сената от 12 декабря 1796 г. «О новом разделении государства на губернии» вместо 54 учреждалось 34 губернии. Тем же указом ликвидировалось Рязанское наместничество, Рязань стала центром губернии. 31 декабря 1796 года были утверждены штаты губерний. В Рязанской губернии упразднялись Данковский, Егорьевский и Спасский уезды. В следующем году в Рязани было образовано Рязанское губернское правление, являвшееся исполнительным органом губернатора, которое просуществовало до 1917 года.

В 1797 г. были расформированы управы благочиния на местах (в 1801 г. восстановлены Александром I). При Екатерине полиция содержалась за счет государственного бюджета (кроме ратманов). Павел I отнес содержание полиции на городские доходы. Указ от 18 декабря 1797 г. предоставлял раскладку сборов на содержание полиции магистратам и думам под наблюдением губернаторов.

В 1799 г. в городах взамен управ благочиния были введены военно-полицейские органы - ордонсгаузы. Губернаторы из гражданских чинов переводились в военные.

В Рязань был назначен полицмейстер с соответствующим штатом полицейских служителей. Должность квартальных поручиков упразднялась. Вместо них в каждый квартал в помощь квартальному надзирателю стал назначаться городовой в чине унтер-офицера. Учреждение института городовых положило начало регулярной патрульно-постовой службе в полиции.

В уездных городах полиция по-прежнему возглавлялась городничими. Крестьяне избирали в каждой волости голову и двух заседателей, один из которых ведал вопросами охраны общественного порядка.

В целом вся страна покрылась сетью военно-полицейских участков. Однако просуществовали они недолго.

В сентябре 1802 г. началась реформа высших органов государственной власти. Вместо коллегий учреждались 8 министерств: военно-сухопутных сил, военно-морских сил, иностранных дел, юстиции, коммерции, финансов, народного просвещения и министерство внутренних дел - во главе с Правительствующим Сенатом. Эта мера привела к смене коллегиальности на единоначалие, к прямой ответственности министров перед императором, усилению централизации и укреплению самодержавия.

Реформы государственного управления дали новое поступательное движение деятельности управленческого и полицейского аппарата на местах. Одним из положительных моментов было то, что полицейские органы попали в поле зрения образованного одновременно с МВД Министерства юстиции. Министр юстиции П.В.Лопухин, заботясь о соблюдении законности в полицейской деятельности, разослал на места указания об ускорении производства уголовных и иных дел. В связи с этим Рязанский гражданский губернатор Шишков, исполняя его требования, отдал по Рязанской градской полиции следующее распоряжение:

«Действительного тайного советника, Рязанского гражданского губернатора и кавалера Рязанской градской полиции

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Получив отношение от господина министра юстиции Его светлости князя Петра Васильевича Лопухина о принятии законных мер со стороны начальства к поспешнейшему производству и решению уголовных дел по всем присутственным местам, и особливо полициям, я сверх всегдашних по моей части напоминаний сей полиции, вновь подтверждаю, дабы отныне в таковых делах не было медленности, но производимы были оные и решены по законам с крайней деятельностью, о успехе по сему доставлять ведомости в Губернское правление в назначенное время, а ко мне ежедневно, кроме о делах, заключающих в себя важность, также и о колодниках, именные непременно.

Губернатор Шишков.

Апреля 19 дня 1804 г.»

Указом от 6 августа 1802 года было повелено, чтобы начальники губерний управляли вверенными им губерниями посредством Губернских правлений, а «не своим одним лицом». Губернское правление осуществляло управление Градской полицией путем издания указов. Полиция же исполняла многие обязанности, не относившиеся напрямую к борьбе с преступностью и охране общественного порядка (рекрутский набор, сбор недоимок, и т.п.), вершила суд по маловажным делам (например, по возвращению долгов заимодавцам), а также производила следствие, розыск людей, поимку беглецов. Рассмотрение поступивших заявлений (так называемых «объявлений»), доведение указов Императора, Губернского правления, городского магистрата и т.п. документировалась в Журнале заседаний Градской полиции. Как правило, Градская полиция заседала в составе полицмейстера и двух частных приставов, а также ратманов (советников, в роли которых обычно выступали выборные из купцов или мещан), и секретаря.

В начале осени 1812 года в Рязани было объявлено военное положение. Особенно увеличилась нагрузка на полицию, когда из Москвы прибыли беженцы Московской, Смоленской, Калужской и других губерний, захваченных французами. Среди них находился знаменитый архитектор Казаков, который в Рязани умер и был похоронен. Помещений для размещения беженцев не хватало не только в городе, но и в округе. Те, кто не смогли определиться к кому-либо на постой, ночевали под открытым небом, благо, осень оказалась необыкновенно сухой и теплой. Все рынки переполнили беженцы, продававшие имущество для своего содержания. Повсюду находились раненые и изувеченные воины, просящие о помощи люди. С утра до вечера толпа находилась на торговой площади, ожидая вестей с фронта. Наконец, после того, как 12 октября пришло известие об уходе Наполеона из Москвы, беженцы постеленно стали покидать город и возвращаться на свои пепелища.

В Рязанской губернии при активной помощи полиции из рекрутов Рязанской, Казанской и Симбирской губерний было сформировано ополчение - пятый и шестой пехотные полки, общей численностью 11754 человека. В Скопинском уезде формировался 3-й пеший казачий полк в 2400 человек и ополчение численностью более 600 человек. Скопинские дворяне пожертвовали на организацию ополчения около 6000 рублей.

От участия в ополчении освобождались государственные, экономические и удельные крестьяне. Разница между войсковыми частями и ополчением состояла в том, что после окончания боевых действий ополчение расформировывалось и ополченцы возвращались к мирной жизни. В сентябре 1812 года рязанское ополчение влилось в состав первой армии генерал-майора В.А.Русакова, которая приняла участие в заграничном походе русских войск.

Полиция обеспечивала порядок в тылу действующей армии, взаимодействуя в этом с военным командованием, а также занималась конвоированием, размещением и содержанием военнопленных. Первые 200 военнопленных французов прибыли в Рязань в августе 1812 года. Через некоторое время город стал центральным пунктом, откуда военнопленные рассылались по всей России.

В 1819 г. присоединением Тульской, Орловской, Воронежской губерний к Рязанско-Тамбовскому генерал-губернаторству было образовано новое генерал-губернаторство, которое 4 ноября 1919 года возглавил бывший министр полиции Александр Дмитриевич Балашов. Местом пребывания генерал-губернатора царь определил Рязань. При. назначении Александр дал ему определенные инструкции приступить к проведению в Рязанской губернии «опытов предполагаемого переиначивания в некоторых частях гражданского управления, еще прежде Высочайшего утверждения, дабы предварительно удостовериться в удобности и пользе или усмотреть неудобство и бесполезность».

Прибыв в 1820 году в генерал-губернаторство, Балашов сразу же принялся за наведение порядка и благоустройство. Его деятельность способствовала развитию городского хозяйства Рязани: в городе появились мостовые, начали работу первые пожарные команды. Улучшилась охрана порядка за счет введения постов жандармов внутренней стражи.

Внутренняя стража - род войск, существовавший в России с 1811 по 1864 годы для несения караульной и конвойной службы. Кроме специальных воинских обязанностей на нее возлагались еще и полицейские. Она могла быть задействована для исполнения приговоров суда, усмирения бунтов, сбора податей, охраны порядка во время стихийных бедствий. Таким образом, внутренняя стража была полицейским органом, имевшим военную организацию.

22 ноября 1820 года гражданский губернатор Николай Александрович Наумов получил из Инспекторского департамента Главного штаба высочайше утвержденное расписание о назначении в Рязанской губернии постов нижних чинов внутренней стражи. В Рязани вводилось 18 постов, в том числе: в остроге, Присутственных местах, на гауптвахте, в Губернском правлении, у Архирейского дома, Губернского казначейства, магазинов и т.д. Всего по городу насчитывалось 142 стражника, в т.ч. 8 офицеров.

Команды внутренней стражи учреждались и в уездных городах. Так, например, в Скопине такая команда состояла из унтер-офицера, двух ефрейторов и 24 рядовых.

В том же году было получено из МВД предписание, обязывающее создать регулярные пожарные команды в городах губернии. В нем уточнялись правила использования нижних чинов внутренней стражи во время пожаров в городах. Они были должны уметь обращаться с пожарным инвентарем и чинить его. Для помощи стражникам предлагалось обучать пожарному делу солдат из числа уездных инвалидных команд. Ответственность за тушение пожаров возлагалась на брандмейстеров, полицмейстеров и городничих. Военные начальники обязывались предоставлять полицейским чинам личный состав, не вмешиваясь в их распоряжения. 27 мая 1822 года по всем уездным городам было разослано предписание гражданского губернатора об образовании пожарных команд из числа нижних полицейских служителей.

В 1824 году в Рязани был выстроен тюремный замой, где стали содержать арестантов. В том же году в замок перевели смирительный и работный дома, учрежденные еще при Екатерине П. Смирительный дом был устроен для людей «непотребного и невоздержанного жития», непослушных родителям детей, а также людей, которые «начнут без стыда и зазора иметь явно поведение добронравию и благочинию противное; для рабов непотребных, которых никто в службу не принимает; для рабов ленивых и гуляк, кои все пропивают; для людей, которые не хотят трудиться для своего пропитания, едят хлеб вотще, и сим подобных».

Чаще всего присылали в смирительный дом помещики своих крепостных. Сидел там и некий отставной канцелярист «до исправления» за «беспрерывное пьянство», бывали там и студенты - за развратное поведение. Сажал туда Приказ общественного призрения и богадельщиков за разные провинности, например, таких, которые «вели себя нетрезво и буйственно». В 1865 г. оба эти дома были закрыты.

В первой половине XIX в. была создана разветвленная сеть судебных учреждений. В столицах действовали надворные суды по делам сословий. Судами второй инстанции в губерниях стали палаты уголовного и гражданского суда. Палата гражданского суда выполняла также функции нотариата. Появились ведомственные суды: военные, морские, горные, лесные, духовные, путей сообщения, волостные крестьянские.

В соответствии с Положением о корпусе жандармов, утвержденным в 1836 г., вся территория страны стала делиться на 7 жандармских округов. В столицах (Петербурге и Москве), крупных портах и губернских городах располагались жандармские дивизионы и команды. В том же году в Рязани была создана жандармская команда.

Жандармская команда предназначалась также для ночных разъездов в тех случаях, когда не было другой кавалерии. Так, по каждому кварталу г. Рязани ночью патрулировал конный квартальный надзиратель совместно с жандармами. Кроме того, жандармские нижние чины команды употреблялись как ординарцы и в качестве посыльных к гражданскому губернатору, к обер-полицмейстеру и к полицмейстерам.

Жандармы, назначенные в наряд, поступали в непосредственное подчинение к полицмейстеру и городничим.

В 30-е годы Рязанская градская полиция была завалена бумагами по многим делам и вопросам: отчетами по сбору недоимок по квартирной плате, взимаемых по поручению Квартирной комиссии; по производству рекрутского набора; по делам о разрешении на строительство и ремонт зданий и сооружений (этим заведовала Рязанская губернская строительная комиссия, подчинявшаяся Главному управлению путей сообщения и публичных зданий в составе МВД), и т.д. Особенно много было заявлений по рассмотрению имущественных претензий заимодавцев к должникам.

В 1837 г. было издано Положение о земской полиции, подробно определившее круг ее власти и предмет ведомства.

Заведование земской полицией предоставлялось, как и прежде, земским судам под председательством земских исправников, членами которых назначались: старший или непременный заседатель, несколько заседателей от дворян и поселян. Непременный и сельские заседатели должны были постоянно присутствовать в суде; прочие заседатели, названные становыми приставами, заведовали каждый особым участком или станом, на которые разделялся уезд. Право избирать земских исправников и непременных заседателей было предоставлено дворянству, сельских заседателей избирали казенные поселяне и свободные хлебопашцы.

В Рязанской губернии было образовано 25 станов. Становые приставы должны были постоянно жить на территории станов. Низший исполнительный персонал составляли десятские, сотские и пятисотские.

Земской полиции, кроме обнародования и объявления указов, предписаний и распоряжений правительства, вверялось: охранение благочиния церквей, охранение общественного спокойствия, благочиния, добрых нравов, порядка и должного властям повиновения, принятие мер безопасности от воров и разбойников и не только исполнение, но и распоряжение почти по всем вопросам полиции в обширном смысле. Кроме таких неисчислимых полицейских обязанностей, на них возлагалось принятие множества мер по требованию финансовой администрации (побуждение к платежу недоимок, наблюдение за винокурением, т.п.), военного управления (наблюдение за высылкой рекрутов, составление ведомостей о нижних военных чинах, и т.п.), и по делам судебного ведомства. По отношению к судебным делам, кроме производства предварительного следствия и исполнения судебных определений, на земскую полицию возлагалось: принятие мер к прекращению всякого насилия, обид и самоуправств, взыскания по бесспорным обязательствам, рассмотрение жалоб на приговоры мирских обществ, ведомство этапных и других тюремных помещений, отправление суда по маловажным винам, присуждение личного задержания.

В 1840 году в Рязанской и ряде других центральных губерний сложились неблагоприятные для сельского хозяйства климатические условия. Из-за неурожая стал ощущаться недостаток продовольствия. Министерство внутренних дел, отвечавшее за состояние продовольственного обеспечения, командировало в Рязанскую губернию своих чиновников для собрания сведений о состоянии сельского хозяйства.

Руководство МВД было настолько озабочено создавшимся положением, что сам министр внутренних дел граф Александр Григорьевич Строганов предпринял путешествие в Тульскую, Калужскую, Рязанскую и Тамбовскую губернии.

По возвращении он доносил царю: «При очевидном недостатке в ржаном хлебе, по неимению значительных запасов прежних лет и по высоким ценам, народное продовольствие представлялось в положении затруднительном; установленные к сбору хлебные и денежные запасы, будучи сами по себе весьма ограничены в количестве, в одних местах не окончены еще в сборе, в других розданы уже в ссуду, по бывшим в прежних годах неурожаям, особенно в 1839 году, отчего в настоящем своем положении они не могли составлять надежного обеспечения».

Чтобы восполнить недостаток хлеба, министр внутренних дел рекомендовал губернаторам выращивать картофель. Из МВД на места были даже разосланы подробные инструкции по его разведению.

Чиновники, командированные в губернии, донесли министру, что всходы озимых посевов «весьма худы», а в Тамбовской, Рязанской, Тульской и Калужской губерниях «они, даже в большей части, не показались, и поля поросли лебедою».

Стремясь предотвратить голод в этих губерниях, А.Г. Строганов ходатайствовал перед царем об отпуске денег из казны на закупку продовольствия. Средства были получены, в том числе на Рязанскую губернию выделялось 476119 рублей, различным сословиям выдавались безвозвратные ссуды. На обеспечение в 1841 году сохранности озимых посевов в Рязанской, Тульской, Калужской и Тамбовской губерниях дополнительно выделялось 150000 рублей.

В 1853 году, в связи с повышенной опасностью крестьянских выступлений против крепостничества и поджигательством, были утверждены новые усиленные штаты полицейских и пожарных команд. Для усиления патрульно-постовой службы в Рязани создавалась полицейская команда из двух офицеров, одного унтер-офицера и 15 рядовых.

В 1855 г. на престол вступил Александр II, который сделался сторонником реформ в силу своего убеждения в необходимости коренных преобразований - ради сохранения и усиления мощи государства. После заключения мира в марте 1856 г, ему представилась возможность обратиться к исправлению внутренних дел.

Новизна внутренней политики Александра II выразилась в снятии множества запретов, уничтожении военных поселений, разрешении свободной выдачи заграничных паспортов, ослаблении цензуры, сокращении армии. Он отменил почти все телесные наказания, клеймение людей раскаленным железом, «мордобой», заменил двадцатилетнюю солдатчину всеобщей воинской повинностью, ввел суд присяжных, провозгласил принцип презумпции невиновности, независимости и несменяемости судей. Понятие «гласность» именно при нем вошло во всеобщее употребление. Указами от 4 июля 1858 года и от 25 марта 1859 года были сделаны основные преобразования в устройстве полиции.

Затем реформа получила продолжение. В целом она сводилась к следующему:

1) Объединению уездной полиции с полицией уездных городов и созданию единых уездных полицейских управлений во главе с исправниками;

2) Изменению принципов комплектования полиции: если раньше рядовой состав комплектовался солдатами и унтер-офицерами старших возрастов, негодными к службе в полевых войсках, служившими в порядке отбывания повинности, то в связи с проведением военной реформы 1874 г. и отменой рекрутского набора был введен принцип вольного найма по контракту. Для упорядочения качественного состава полиции были утверждены правила приема и увольнения ее служащих;

3) Введению льгот, чтобы сделать службу по вольному найму привлекательной - увеличено жалование, введены пенсии, награждения за выслугу и иные льготы;

4) Сужению функций полиции: проведение следствия передавалось судебным следователям, хозяйственные функции и благоустройство городов, продовольственное дело, контроль за состоянием дорог - земским и городским органам самоуправления. Были определены сфера влияния и пределы власти полиции, не соответствующие ей функции упразднены. Установлена строгая ответственность чинов полиции перед начальством и судом за противозаконные действия;

5) Расширению низового аппарата полиции: учреждены должности участковых урядников, а также полицейский резерв в уездах; в городах увеличена численность околоточных надзирателей. Инструкция околоточным надзирателям, утвержденная министром внутренних дел, возлагала на дворников вспомогательные полицейские функции, которые они должны были осуществлять под руководством околоточных надзирателей. Впервые при формировании штатов полиции учреждался особый критерий численности чинов полиции в зависимости от числа проживающих на соответствующей территории. Так, на 2 тысячи жителей полагались 5 полицейских чинов, на 15-20 тысяч жителей - 2 старших и 3 младших унтер-офицера, 45 служащих полиции.

В 1863 г. в Рязани было учреждено Рязанское городское полицейское управление, в уездах образованы уездные полицейские управления.

В 1869 г. полицейская реформа завершилась. Однако вскоре обнаружились недостатки в устройстве земской полиции. В уездах выборные сотские и десятские плохо несли службу, поскольку она была для них бесплатной повинностью. В пореформенных условиях крестьяне уже с трудом мирились с этим. Поэтому для надзора за сотскими и десятскими, а больше для их принуждения к несению повинности в 1878 г. в подчинение станового пристава, который ведал станом, введена должность полицейского урядника, занимавшего среднее положение между становым приставом и сотским. В инструкции урядникам было определено следить, чтобы «не происходило никакого шума, бесчинств и неприличия», «чтобы не распространялись вообще среди народа на фабриках, заводах, в питейных заведениях и т.д. злонамеренные суждения и слухи», а также «чтобы продажа в питейных заведениях начиналась не ранее 7 часов утра...»

В 60-годы Рязанское полицейское управление вело наблюдение за лицами, в отношении которых полицмейстером, судебными органами или Губернским правлением был установлен особый надзор. Поднадзорными являлись не только лица, ранее совершившие преступления и отбывшие наказания, или подозреваемые в преступлении, но и политически неблагонадежные. Так, негласный надзор полиции велся за некоторыми бывшими студентами Московского университета, проживавшими в Рязани.

Пореформенная структура полицейских органов Рязанской губернии была следующей. Высшим из них считался губернатор. Он возглавлял губернскую администрацию, одновременно являясь представителем высшей власти, и в то же время органом Министерства внутренних дел. В губернии ему были не подконтрольны лишь суд и жандармское управление.

С 1889 г. уездное полицейское управление составляли уездный исправник и его помощник. Исправник подчинялся непосредственно губернатору и губернскому правлению. Центром фактической полицейской деятельности в

уезде являлся становой пристав, исполнителями приказаний которого служили полицейские урядники, сотские - в участках стана, в селениях полицейские функции отправляли волостные старшины и сельские старосты, выполнявшие приказания старшин по делам полиции.

Становой пристав охранял безопасность, исправник наблюдал за безопасностью, губернатор отвечал перед правительством за безопасность в губернии. В городах, не подведомственных уездной полиции, были образованы городские полицейские управления, в состав которых входили полицмейстер и его помощник. Полицмейстер являлся начальником городской полиции.

Городскому полицейскому управлению были подчинены участковые пристава, городские пристава, полицейские надзиратели (в некоторых городах околоточные надзиратели) и городовые (полицейская команда). В городах, имеющих не более 2000 жителей, полагалось по закону от 14 апреля 1887 г. не свыше 5 городовых. В городах, имеющих более многочисленное население (в т.ч. в Рязани), полагалось не более 1 городового на каждые 500 человек. На каждого из городовых полагался 1 старшина. Расходы на содержание полицейской команды производились из средств города.

Законом 1884 г. устанавливалась форма обмундирования чинов городской и уездной полиции. Околоточные надзиратели, конные стражники и городовые были обязаны иметь при себе шашку и револьвер, не обязательный для урядников.

Недостатком полицейской реформы 80-х годов было то, что с ростом многих городов и с увеличением функций полиции пропорционально не увеличивался ни полицейский персонал, ни вознаграждение его, в то время как делопроизводство достигло колоссальных размеров. Не было специальной подготовки полиции, хотя закон говорил о четырехмесячном испытании Губернским правлением кандидатов на полицейские места. Но на практике это положение мало применялось.

В 1885 г. Полицейское управление г. Рязани возглавил полицмейстер Петр Николаевич Тузлуков. Ему подчинялись два пристава: Московской части - Михаил Иванович Квинтов, Астраханской - Анатолий Васильевич Булгаков, помощники приставов: Московской части - Василий Васильевич Мохнатин, Астраханской части - Сергей Васильевич Вердеровский.

Уездное полицейское управление Рязанского уезда возглавлял исправник Сергей Васильевич Корвино-Круковский.

Начальником Губернского жандармского управления был полковник Петр Степанович Перфильев.

Реформа положительно сказалась на оптимизации полицейской службы. Об этом свидетельствовали инспекторские проверки, проведенные в ближайшие годы. Так, в январе 1889 года по поручению полицмейстера коллежского асессора Петра Николаевича Тузлукова пристав коллежский советник Дворецкий произвел ревизию делопроизводства у приставов Московской и Астраханской части (Московской части - В.А.Стабников, Астраханской части -Н.А. Андреев).

В 1903 г. была учреждена уездная полицейская стража. Одновременно с ее введением планировалось упразднить должности урядников, сотских и полицейских рассыльных. Нововведением было то, что служащие полицейской стражи, в отличие от выборных сотских и десятских, несли службу за жалованье. С учреждением уездной полицейской стражи во всех крупных уездных населенных пунктах появились представители властных структур. В руках губернского и уездного руководства появился новый исполнительный, но в большей степени силовой орган. Прямое руководство стражей осуществлял губернатор. Как правило, он использовал стражу для подавления беспорядков, не прибегая больше к привлечению войск.

Накануне русско-японской войны и первой русской революции Рязанская губерния делилась на 12 уездов, в которые входили 248 волостей, 29 полицейских станов, 19 следственных участков. Население губернии составляло 2295282 чел., в городах проживало 135220 чел., в сельской местности - 2 186411 чел. Губерния была в основном земледельческой. На всех промышленных предприятиях работало 26929 рабочих.

В городе Рязани имелось 15 площадей, они занимали 62950 кв. саженей. 54 улицы, 14 переулков, 3 тупика; 2 сада (городской и губернского земства), 3 бульвара. Жилых строений насчитывалось 2006, улицы освещались керосиновыми фонарями (575 штук). Ни водопровода, ни канализации не имелось (они построены в 1913 г.). В Рязани было 2 полицейские части, 4 квартала, 2 городских пожарных команды, 1 вольная пожарная дружина. Город тратил на содержание полиции 14415 рублей 56 копеек, на содержание пожарной команды 20200 рублей.

Рязанское Городское полицейское управление возглавлял полицмейстер титулярный советник Иван Матвеевич Головнин, его заместителем служил откомандированный в Рязань полицейский пристав г. Скопина коллежский асессор Сергей Васильевич Вердеревский. Московскую часть возглавлял пристав коллежский асессор Иван Петрович Перов, Астраханскую часть - пристав коллежский секретарь Николай Николаевич Хомутский. Начальником Жандармского управления был полковник Юлиан Игнатьевич Гиллевич.

24 января 1904 года Япония разорвала дипломатические отношения с Россией, а 27 января японские миноносцы напали на русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура.

Русско-японская война началась для населения губернии в атмосфере подъема патриотизма. 3 февраля 1904 года в Рязани прошла манифестация в ( поддержку царского правительства. 4 марта 1904 года на заседании рязанского Дворянского собрания рассматривался вопрос о сборе пожертвований на военные нужды.

В начале XX столетия Рязань превратилась в крупный город и большой транспортный узел. Наряду с традиционным водным путем по Оке, стала действовать сеть железных дорог, связывающих губернский центр с Москвой, Козловом (ныне Мичуринск), Моршанском, Сасовом, Тумой.

Усилилось развитие промышленности, оживилась торговля. Характеристику Рязани той поры дает статистический сборник «Города России в 1910 году». Познакомимся с некоторыми любопытными цифрами, почерпнутыми из него.

Население - 36 809 человек. Число обывателей, имеющих право голоса на выборах, - 771. Жилых строений - 2451, в том числе 345 каменных. Электрических и газовых фонарей на улицах нет; керосиновых - 600. Водоснабжение - колодцы и реки. Нечистоты удаляют 5 ассенизационных обозов. Телефон обслуживает 200 абонентов. Извозчиков: летом -811, зимой - 1214. В городе 22 православные и одна католическая церкви, протестантская кирка, синагога, 2 монастыря - мужской и женский, 2 часовни, 64 трактирных заведения, 22 пивные лавки и винницы, 10 средних и 29 низших учебных заведений, в которых занималось соответственно 4069 и 2592 ученика. Обучающих - 314. Фабрик и заводов - 14.

Между тем со времен полицейской реформы 1862 года, утвердившей штаты полиции, прошло более 40 лет, а они остались прежними. Штат классных чинов Управления состоял из полицмейстера, двух приставов и четырех их помощников. Этот небольшой полицейский аппарат обслуживал 51718 жителей (включая слободы), расселенных на площади 6,5 квадратных верст.

Рязанский полицмейстер в 1909 г. ходатайствовал перед вице-губернатором Колобовым об увеличении штатов Рязанского городского полицейского управления. Он также просил о присоединении Троицкой и Ямской слободы в отношении полиции к городу и образовании в каждой из них полицейской части.

К 1914 году темпы развития капитализма в России стали самыми высокими в мире. Однако в Рязани крупная промышленность продолжала расти медленно. В 1913 году на 16 предприятиях - металлообрабатывающих, кирпичном, гончарном, лесопильном, шпалопропиточном, сургучном заводах и на мельнице было занято около 1300 рабочих. Треть из них трудилась на самом крупном заводе, выпускающем сельскохозяйственные орудия. Число жителей возросло к 1914 году до 49 тысяч. В 1913 г. в городе проложили водопровод, пустили электростанцию. К январю 1914 года численность населения губернии составила 2 млн. 653 тыс. 885 человек.

Начало войны население губернии встретило патриотическими манифестациями. Объявленная мобилизация прошла в установленные сроки и дала больше призывников, чем планировалось. Многие уходили на фронт добровольцами. Из крестьянских хозяйств губернии было призвано 48,1 % трудоспособного мужского населения. Шла непрерывная мобилизация лошадей для нужд армии, что приводило многие хозяйства к полному разорению. Резко упали сборы сельскохозяйственных культур. Уже в 1914 г. в официальных губернских документах появляются сведения о проявлении недовольства войной.

С началом империалистической войны 1914 года работы у полиции прибавилось. О характере повседневной полицейской службы в это время можно получить некоторое представление, ознакомившись с приказом о дневном наряде полиции г. Рязани на 23 декабря 1914 года:

«ПРИКАЗ

по Рязанской городской полиции на 23 декабря 1914 года № 353

Наряжаются:

Дежурными при Полицейском управлении - помощник пристава Эммануилов и два городовых из резерва.

Для окарауливания камер при Полицейском управлении - два городовых из резерва - Воскресенский и Медин.

В канцелярию г. Губернатора, на приеме с 10 часов утра - полицейский надзиратель Шибалин.

На Почтовую и Астраханскую улицы для наблюдения за порядком во время гуляния с 6 до 9 часов вечера - помощник пристава Саут (согласно параграфов 6 и 8 Правил о внешкольном поведении учащихся в мужских и женских учебных заведениях, учащиеся после 9 часов вечера не должны находиться на улицах для прогулки).

В помещение Почтово-телеграфной конторы с 8 часов утра до 4 часов дня - два стражника Астраханской части.

В объезде по городу - конные стражники по назначению пристава Астраханской части. Первая смена: с 12 часов ночи до 2 часов утра, вторая смена: с 4 часов ночи до 6 часов утра.

Полицмейстер Кузнецов».

(ГАРО, Ф 1309, оп. 98, д. 72)

Через некоторое время вырос приток в губернию военных, беженцев, дезертиров. В обязанности полиции стало входить задержание дезертиров, конвоирование пленных, борьба с незаконной продажей спирта и самогона, вылавливание малолетних «добровольцев», едущих на фронт.

В связи с запрещением в 1914 году продажи спиртных напитков, под влиянием которых совершалось много преступлений, снизилось количество драк и увечий. Вместе с тем в 1916 году, по сравнению с 1914 годом, более чем в полтора раза возросло количество краж, причиной чего являлись рост цен, падение реальной зарплаты, безработица. Стали встречаться необычные формы мошенничества. —

Накануне Февральской революции структура полицейского аппарата Рязанской губернии была следующей. Губернией управлял камергер двора Его Императорского Величества Николай Николаевич Кисель-Загорянский (с 28 июля 1914 по март 1917 г.).

Начальником Губернского жандармского управления был полковник Гибер фон Гренфейфельс.

Полицейский аппарат губернии составлял более 2000 человек только строевого состава, 757 конных стражников.

Начальником Рязанского городского полицейского управления с 1912 по 1917 г. был полицмейстер - надворный советник Петр Григорьевич Кузнецов. Он имел в своем распоряжении помощника. Канцелярию Полицейского управления возглавлял секретарь, которому подчинялись 5 канцелярских служителей и врач. Территория города делилась на две полицейские части (два участка) - Московскую и Астраханскую, возглавляемые частными приставами. Здание Городского управления полиции с 1886 г. находилось на ул. Семинарской. Там же размещалась и Московская полицейская часть. Астраханская часть находилась на ул. Астраханской, в доме городской Управы.

Полицейские части в свою очередь разбивались на околотки, которыми ведали околоточные надзиратели, имевшие в подчинении городовых. Кроме полицейских, персонал каждого участка состоял из чиновников, ведавших паспортами, канцелярией и обслуживавших полицейский телеграф.

На Старой дороге, в д. Московкина находился полицейский надзиратель, который обслуживал Ново-Александровскую слободу.

Троицкая слобода обслуживалась отдельным штатом наружной полиции, состоящей из полицейского надзирателя и 7 городовых. Всего в Рязани было 359 городовых (один на 400 жителей).

Сыскное отделение находилось на ул. Екатерининской, в д. Ларионова. Его возглавлял Сергей Филлипович Баулин. В его распоряжении было 3 полицейских надзирателя.

Структура полиции в уездах была иной, чем в губернском городе. В каждом из 12 уездов губернии имелось полицейское управление с полицейским исправником во главе. Эту должность обычно занимал полицейский офицер в чине от капитана до полковника. Ему подчинялась полиция уездного города и периферийная - уездная конно-полицейская стража. Территориально каждый уезд был разделен на два-четыре стана, во главе каждого стоял становой пристав - офицер в чине штабс-капитана или капитана, реже подполковника, которому подчинялись урядники (унтер-офицеры) каждой входящей в стан волости. В губернии было 29 станов. В каждой из 248 волостей под началом урядника находилось от 1 до 3-х конных стражников. Стражниками назывались рядовые уездной полиции. Они были конными полицейскими и комплектовались из местных жителей, отслуживших действительную военную службу в артиллерии или кавалерии. Всего насчитывалось 757 стражников, которые были расквартированы следующим образом: в г. Рязани - 53, в Троицкой слободе - 11, в г. Скопине - 53; в прочих 10 городах при каждом исправнике имелось по 14 чел. и 500 чел. в сельской местности 12 уездов.

Кроме этих полицейских сил в каждом селении имелись десятские по одному на каждые 25 дворов (избирались сроком на 1 год; помощь их наружной полиции выражалась в оказании содействия в поддержании порядка при скоплении народа на ярмарках, во время крестных ходов и при сопровождении арестованных).

Полиция содержалась на государственные средства. Общее ее годовое содержание выражалось в сумме 733428 руб. Кроме того, местный бюджет городских управ добавлял к этой сумме на содержание городской полиции по губернии 42007 руб. Итого в год на полицию тратилось 775435 руб.

Классные чины полиции приобретали обмундирование и вооружение (шашку и револьвер) за свой счет. Городовые за свой счет приобретали только обмундирование. Его стоимость (36 рублей) вычиталась из их содержания в течение года по 3 рубля ежемесячно, вооружение (шашка и револьвер) выдавалось казенное. Урядники и стражники снабжались вооружением за счет казны, обмундирование, лошадей и упряжь приобретали за личные средства. Стражники были вооружены шашкой и трехлинейной винтовкой кавалерийского образца.

Февральская революция 1917 г. была стихийным явлени­ем. По меткому выражению председателя Государственного Совета Щегловитова, давно назревший конфликт между "паралитиками власти" и "эпилептиками революции" 23 февраля внезапно вылился в революционный взрыв.

Известие о событиях в Петрограде в Рязани было полу­чено 27 февраля, но губернатор и полицмейстер всеми спо­собами старались задержать его распространение, особенно среди воинских частей.

Третий этап развития органов внутренних дел - с февраля 1917 года (образование милиции Временного правительства) до ноября 1917 года

Как известно, природа не терпит пустоты. Образовавший­ся вакуум власти стал немедленно заполняться. Вечером 2 марта в городской Управе прошло совещание думских гласных и представителей общественных организа­ций, на котором обсуждались революционные события. Со­вещание приняло решение об избрании демократическим путем Общественного Комитета, который временно должен был взять власть в губернии. В соответствии с ним 3 марта газета "Рязанская жизнь" опубликовала воззвание к гарни­зону и гражданам г. Рязани.

18 марта газета "Рязанские губернские ведомости" опуб­ликовала заметку: "По распоряжению Председателя − министра внутренних дел Н.Н. Кисель-Загорянский и С.С. Давыдов временно уст­ранены от занимаемых должностей: первый − губернатора, и последний − вице-губернатора.

Председатель Рязанской Уездной земской Управы Л.И. Кученев назначен Губернским комиссаром, со всеми правами, предоставленными действующими узаконениями губернатору.

Ввиду сего распорядительная часть по губернскому прав­лению, лежавшая на обязанностях вице-губернатора, пере­ходит на старшего советника Д.Д. Гривцова. 14 марта с.г. ".

Бывший председатель Рязанской Уездной земской Упра­вы Кученев не пользовался общественным доверием, поэто­му в апреле губернским комиссаром стал эсер Ф.К. Павлов.

Сначала за охрану порядка в Рязани отвечал начальник гарнизона подполковник Губин, организовавший патрули­рование улиц военными патрулями. 5 марта Исполнитель­ный Комитет общественных организаций принял решение о создании городской милиции и назначил ее начальником полковника В.А. Анисимова. Формирование милиции Ис­полнительный Комитет поручил городской Думе.

В уездах, где были расквартированы войска, первое вре­мя охрану порядка осуществляли солдаты. Затем по реше­ниям уездных исполкомов в уездах стала формироваться народная милиция. Начальни­ком милиции в это время был полковник Анисимов.

9 марта Анисимов через губернскую газету "Рязанская жизнь" обратился к населению с просьбой записываться в милицию:

"Прежняя полиция устранена, и задача милиции стать на защиту нового порядка и оградить жизнь и имущество граж­дан от посягательств злонамеренных лиц.

Граждане, записывайтесь в ряды народной милиции!

Оружие, годное к употреблению, предоставьте для воо­ружения милиции. Всякое тайное держание склада оружия будет считаться злонамеренным и враждебно направленным против нового строя государства".

10 марта Анисимов сообщил в городскую Управу, что им от бывших городовых и стражников Астраханской части принято 10 японских винтовок с подсумками, 30 шашек, 30 револьверов. Этим оружием были немедленно вооруже­ны вновь набранные милиционеры.

11 марта Рязанская городская Дума на экстренном засе­дании рассмотрела вопрос об организации городской мили­ции и приняла решение строить ее на демократических на­чалах.

15 марта в уезды был разослан Циркуляр №1888 Рязанс­кого губернского комиссара Кученева, указывавший мест­ным органам самоуправления до 1 апреля 1917 г. перефор­мировать полицию в милицию. В циркуляре говорилось: "...все чины, как низшие, так и классные чиновники, зани­мавшие должности по полиции, должны считаться оставши­мися за штатом на общем основании. Расчет всем указан­ным чинам полиции произвести по день сдачи дел и не по­зднее как на 1 апреля...

18 марта комиссия по организации милиции утвердила структуру и штаты новой милиции. Город и пригороды ос­тались разделенными на 3 участка: Московскую и Астрахан­скую части, Троицкую слободу. Штаты были такими:

1 участок - 50 человек, из них 40 милиционеров;

2 участок - 34 человека, из них 25 милиционеров;

3 участок - 30 человек, из них 25 милиционеров.

20 марта Рязанскому губернскому комиссару пришла те­леграмма из Петрограда, в которой Временное правитель­ство давало рекомендации по организации новой милиции.

25 октября (7 ноября) 1917 г. в Петрограде произошла Великая Октябрьская социалистическая революция. 26 ок­тября (8 ноября) 1917 г. был сформирован Совет Народных Комиссаров (СНК) РСФСР, в числе других наркоматов об­разован Народный комиссариат внутренних дел.

28 октября 1917 г. НКВД принял постановление "О рабо­чей милиции", в котором определялись основы организа­ции милиции пролетарского государства: образование ее органов Советами рабочих и солдатских депутатов, полное и исключительное подчинение милиции Советам.

В Рязани известие о событиях в Петрограде было получено 26 октября по телеграфу.

Смена власти в губернском городе произошла относитель­но мирно. 26 октября 1917 г. в здании бывшего Дворянского собрания на общем собрании членов Советов рабочих и сол­датских депутатов, полковых, ротных и фабрично-заводских комитетов был образован Военно-революционный комитет, который взял на себя всю полноту власти. Председателем ВРК был избран А.С. Сыромятников, членами С.П. Середа, А.А. Толин, К.С. Копьев, Н.В. Масалков, Л.Я. Корон.

Четвертый этап развития органов внутренних дел - с 10 ноября 1917 года (выход декрета НКВД «О рабочей милиции») до настоящего времени

5 декабря 1917 года, выполняя постановление СНК "О рабочей милиции" от 10 ноября 1917 года, Совет Советов постановил создать в Рязани милицию, начальником кото­рой был назначен Г.К. Петров.

Структура городской милиции после Октября некоторое время оставалась такой же, как при Временном правитель­стве. Управление городской милиции находилось на Семи­нарской улице (ныне ул. Каляева). При Управлении были Судебно-уголовное бюро, канцелярия, адресный стол, ар­хив, камера предварительного заключения преступников.

В городе имелось три участка милиции: два городских, и в третий участок входили пригородные слободы - Троиц­кая, Ямская и Новая стройка. Первый участок находился в том же здании, что и Управление городской милиции. Вто­рой участок располагался на Астраханской улице (ныне угол улиц Астраханской и Есенина). Третий участок был в Тро­ицкой Слободе, в доме Москвина (ныне Первомайский про­спект).

В конце 1917 - начале 1918 года не было никаких норма­тивных актов, регламентирующих деятельность милиции. Тем не менее она имела широкий круг обязанностей: вела борьбу с преступностью, следила за санитарным состоянием городов и населенных пунктов, боролась с пьянством, хулиганством, спекуляцией, выполняла распоряжения и по­ручения органов власти (Рязанская городская милиция вы­полняла одновременно распоряжения городской Думы, Со­вета Советов и городского Совета рабочих депутатов).

Внутреннее устройство милиции отличалось большим демократизмом. На общем собрании служащих Рязанской милиции в декабре 1917г. был избран Совет милиционеров, который из своей среды избрал председателя Совета и ис­полнительный комитет. Постановления Совета милиционе­ров и общего собрания милиционеров являлись для предсе­дателя Совета (начальника милиции) обязательными. Пред­седателем Совета стал бывший военнослужащий Владимир Михайлович Михайловский. Он проявлял большую заботу об укреплении милиции. Михайловский навел четкий поря­док в милицейском хозяйстве и канцелярии. С 16 декабря 1917 г. стали издаваться приказы, отражающие жизнь и дея­тельность милиции. В январе 1918 г. был создан резерв ми­лиции из 35 военнослужащих, сформирован конный отряд милиции под командованием Ивана Константиновича Зве­рева.

Для охраны порядка в городе организовывалась посто­вая служба. Всего имелось 16 постов, из них 13 круглосуточ­ных. Кроме того, ежедневно из резерва назначались дежур­ные наряды в Управление милиции и в канцелярии участ­ков, а также в общественные места - в городской театр, Все­сословное собрание.

Большинство милиционеров хорошо выполняло свои слу­жебные обязанности. Нередко служащие милиции проявля­ли смелость и мужество в борьбе с вооруженными преступ­никами, хулиганами. Например, милиционер Иван Ильич Сухов неоднократно задерживал на железнодорожной стан­ции, где нес постовую службу, вооруженных преступников, за что имел многие благодарности и вознаграждения.

1 июня 1918 г. Губернский исполнительный комитет Со­вета рабочих депутатов постановил "реорганизовать мили­цию, чтобы она стояла на советской платформе" и поручил председателю ЧК совместно с начальником милиции г. Ря­зани разграничить сферы их деятельности.

11-12 ноября 1918 г. прошел I чрезвычайный губернс­кий съезд начальников милиции. В связи со сложной об­становкой в губернии на съезд прибыло только 10 человек. Начальники Пронской, Раненбургской, Касимовской, Спас­ской, Сапожковской, Михайловской, Данковской, Скопинской уездных милиций не смогли прибыть из-за крестьянс­ких восстаний в уездах. На съезде были заслушаны докла­ды с мест. Все докладчики заявили, что мобилизация в ар­мию милиционеров негативно сказывается на работе ми­лиции (уже после съезда, 23 ноября 1918 года, постановле­нием коллегии Наркомвнудел, в связи с необходимостью подавления в тылу Красной Армии крестьянских восста­ний, 50% личного состава милиции освобождалось от при­зыва на военную службу).

Во время съезда, после телефонных переговоров Мель­никова с Главмилицией была дана отсрочка мобилизации личного состава с последующей мобилизацией 25% через два месяца и 25% через восемь месяцев. Вносились предло­жения о создании в уездах уголовно-розыскных столов и введении единообразной формы для милиции.

В сентябре 1920 года милиция Рязанской губернии была реорганизована в Рязанский милицейский запасной полк в составе 3-х батальонов. В 1-й батальон вошли: вся железно­дорожная милиция губернии, Рязанская городская мили­ция и Рязгуброзыск; во 2-й батальон: Егорьевская, Зарайс­кая, Михайловская, Пронская, Рязанская и Скопинская уез­дные милиции; в 3-й батальон: Ряжская, Раненбургская, Данковская, Сапожковская, Спасская и Касимовская уездные милиции. Вся конная милиция губернии составила один эскадрон.

14 сентября 1920 г. в приказе №37 по Губмилиции объяв­лялось, что "сформирован из общей милиции Рязанский милиционный пехотный полк. Железнодорожная и речная милиция из состава милиционного полка изъята".

Закончилась гражданская война. В 1921 г. внутреннее по­ложение страны было очень тяжелым. Не хватало продо­вольствия, топлива, металла, предметов широкого потреб­ления. Крупная промышленность была полуразрушена, сель­ское хозяйство давало по сравнению с довоенным периодом половину продукции.

Проведение в жизнь новой экономической политики, дек­ларированной СНК, потребовало от милиции применения мер административного принуждения в отношении саботаж­ников, мешочников, дезорганизаторов хозяйственной жиз­ни страны. Остро стояла еще одна важная проблема − борь­ба с детской беспризорностью.

К началу восстановительного периода милиция подошла плохо вооруженной, недостаточно обмундированной, име­ла мизерное материальное вознаграждение за свой труд. Отсутствовала законодательная база для работы в условиях мирного времени − не было Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, в отсутствие правового поля в своей работе милиционеры руководствовались "революционной сознательностью".

В уездах в большинстве милиция состояла из милиционе­ров старших возрастов, обремененных хозяйством, для ко­торых служба являлась второстепенным занятием. Началь­ник Михайловской уездной милиции докладывал в Губмилицию, что "требовать, чтобы милиционеры всецело посвя­тили себя служебным обязанностям, не является возмож­ным".

Наряду с экономической разрухой имели место трудно­сти политического характера. Крестьяне выражали недоволь­ство продразверсткой, реквизициями хлеба и лошадей для армии, мобилизациями, разграблением церквей, голодом. Их поддерживала часть рабочих. По уездам продолжали "гу­лять" многочисленные банды уголовников.

В начале 1921 года начальник Отделения уездно-городской (общей) милиции 19-й милиционной бригады И.И.Тягунков докладывал в Отдел уездно-городской милиции Главмилиций Республики:

"... В Рязанской милиции (уездно-городской) числится: комсостава 292 человека - по списку 1857, недостает 78 че­ловек; милицинеров пеших 3587 человек - по списку - 1857, недостает 1730 человек; конных милиционеров по штату 571 - по списку 431, недостает 140; причем выше приведенные цифры, выразившиеся в недостатке одной трети положен­ного по штату наличного состава милиции, говорят за от­сутствие надлежащего ее укомплектования, благодаря чему работа последней во всех ее отраслях является непродуктив­ной и не представляется возможным полностью обнять и выполнить всех требований, предъявляемых ей по положе­нию...

Из имеющегося в данное время количества обмундирова­ния, могущего быть признанного годным к употреблению, находится не более 4 - 5%, остальное подлежит сдаче в от­дел утилизации...

На такой же плоскости стоит вопрос и с вооружением ми­лиции, о недостатке которого могут свидетельствовать ниже приведенные цифровые данные: всего требуется винтовок 3661, имеется разных систем - 719, недостает 2342. Револьве­ров требуется 1154, имеется разных систем 762, недостает 392. Шашек требуется 1036, имеется 602, недостает 434, причем выразившийся недостатком процент вооружения также гово­рит за абсолютную невозможность проведения правильной и организованной борьбы с преступностью вообще, а в особен­ности с бандитизмом, который за последнее время в пределах Рязанской губернии принимает эпидемический характер и ликвидировать таковой, в силу указанных многих причин, а также за отсутствием надлежащего вооружения не представ­ляется возможности, так как каждый милиционер в отдель­ности, вооруженный винтовкой или револьвером и снабжен­ный к ним одним - двумя патронами, ясно не может проявить никакого морального возмездия на вооруженного с ног до головы какого-либо вора или бандита."

В связи с изменением функций милиции в период мирно­го строительства, а также в целях изыскания средств для улуч­шения ее материального положения 24 мая 1922 г. ВЦИК и СНК РСФСР утвердили Положение "О народном комисса­риате внутренних дел", которым были внесены изменения в структуру милиции.

Главным органом милиции в губернии продолжало оста­ваться Губернское управление милиции. Вместо Отделения уголовного розыска создавалось Губернское управление уголовного розыска. Оба управления существовали самосто­ятельно и подчинялись Отделу управления Губисполкома. Вводились уездные и районные управления милиции. Уезд­ные управления милиции подчинялись по ведомственной линии Губернскому управлению милиции, на местах − уезд­ному Отделу управления. Каждый уезд разбивался на не­сколько районов - от трех до пяти. Каждый район обслужи­вало районное управление милиции с начальником района во главе, подчинявшимся начальнику уездной милиции. На­чальнику районной милиции подчинялись находящиеся в каждой волости старшие волостные милиционеры, которым подчинялись находившиеся в сельской местности младшие милиционеры. Уездные отделения УР подчинялись по ве­домственной линии Губернскому управлению УР, на мес­тах - уездным отделам управления.

В августе 1923 г. в составе НКВД вместо Организацион­но-административного управления милиции и Отдела уго­ловного розыска было создано Центральное администра­тивное управление, которое руководило милицией, уголов­ным розыском и записью актов гражданского состояния. Начальник ЦАУ стал высшим должностным лицом мили­ции. Эта реорганизация позволила изжить дублирование в руководстве местными органами и более чем наполовину сократить штаты аппарата, уменьшить расходы на его со­держание.

В ноябре 1923 г. Губернское управление УР и уездные от­деления УР на местах влились на правах подотделов в уп­равления губернской и уездных милиций.

В 1923 г. начальником Губернского управления УР был назначен Дементьев А.Ф., ранее работавший в Губчека. При нем в Губрозыске были созданы две оперативные части: след­ственно-оперативная, которую возглавил ст. инспектор А.К. Евфрацкий, и секретная, начальником которой стал ст. инспектор УР С.М. Дмитриев. Следственно-оперативная часть проводила следственные действия и оперативные ме­роприятия по розыску преступников. Задачи секретной час­ти были следующими:

создание негласного аппарата и его централизованный учет;

учет активно действующих преступников по всей губер­нии;

разработка планов оперативных мероприятий совместно с местными ОУР и контроль за их выполнением;

проведение оперативных мероприятий по г. Рязани.

Личный состав розыска подразделялся на две группы − инспекторов и агентов. Инспектора руководили розыскной работой агентов, которые играли чисто исполнительную роль.

Из-за низкой оплаты труда было нелегко подобрать ква­лифицированных работников. Она же являлась причиной высокой текучести кадров. В уездах ко всем этим недостат­кам прибавлялась обширность обслуживаемой территории и отсутствие средств передвижения по ней. Не было денег на приобретение лошадей, бумаги, оплату почтовых услуг, ко­мандировок сотрудников.

Решением от 9 ноября 1922 г. ВЦИК утвердил новую фор­му милиции, а 24 января 1923 г. вышел приказ Главного уп­равления милиции с кратким описанием форменной одежды для милиции РСФСР, в котором отмечалось, что в новую форму одежды не позже января 1924 г. следует одеть весь комсостав и милиционеров. Позднее ношение одежды какой-либо иной формы воспрещалось.

В целях активизации борьбы с уголовной преступностью 20 июля 1922 года СНК РСФСР установил принцип матери­ального стимулирования работников уголовного розыска за раскрытие преступлений и розыск похищенного имущества. С разысканного имущества госучреждений и предприятий удерживалось 10% стоимости для образования премиально­го фонда, с частного имущества - 15% стоимости.

2 мая 1922 г. приказом по милиции РСФСР борьба с са­могоноварением была объявлена ударной. Уголовные дела о самогоне и его сбыте суды стали рассматривать вне очере­ди. Но эта борьба осложнялась тем, что законодательством предусматривалась ответственность лишь за производство самогона с целью сбыта. Лишь в конце 1927 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление "О мерах по усилению борь­бы с самогоноварением", по которому уголовная и админи­стративная ответственность устанавливалась не только за изготовление, но и за хранение и сбыт самогона.

В Рязанской губернии началась активная борьба с само­гонокурением. Проводились недели и месячники борьбы с самогонщиками, результаты широко публиковались в печа­ти. Например, только в период с 1 октября 1922 г. по 1 октября 1923 г. в губернии было проведено 13240 обысков, из них 6396 результативных, отобрано 1308 ведер самогона.

СНК РСФСР выработал материальные меры поощрения для милиционеров, ведущих активную борьбу с самогоно­курением − Декрет от 20 декабря 1922 г. предусматривал пе­редачу 50% сумм, взысканных в виде штрафов с нарушите­лей, на премирование активистов по раскрытию незаконно­го приготовления и хранения спиртных напитков и спирто-содержащих веществ (в 1927 г. этот порядок премирования был отменен).

По свидетельству современников, продукция самогонщи­ков из сел Канищево, Недостоево, Семчино славилась не только в Рязани, но и в Москве. Для доставки самогона в город самогонщики шли на всякие ухищрения, например, красили стеклянные емкости изнутри белой краской, нали­вали в них самогон и провозили под видом молока.

Операции по борьбе с самогонокурением проводились накануне крупных праздников. По заранее составленным спискам милиция производила обыски у самогонщиков. Местная власть в лице сельсоветов не оказывала помощи милиции, в основном потакая самогонщикам. При первом же появлении милиционеров в деревне весть об этом распро­странялась с быстротой молнии, и самогонщики успевали скрыть следы преступления.

В 1924 - 1925 годах милицией в Рязанской губернии было проведено 24258 обысков, составлено 16164 протокола на самогонщиков, конфисковано 4972 самогонных аппарата, 1461 ведро самогона.

В соответствии с постановлением 3-й сессии ВЦИК от 7.01.1924 г. Рязанское Губернское управление советской ра­боче-крестьянской милиции и Отдел управления были лик­видированы, а на их базе организован Административный отдел Губисполкома. На него возлагались: проведение в жизнь постановлений и распоряжений центральной и мест­ной власти; обеспечение охраны революционного порядка и безопасности; борьба с преступностью; руководство ком­плектованием, обучением и снабжением милиции; инструк­тирование и инспектирование ее органов; общее направле­ние инспекции мест заключения.

Рязанский Губернский Административный отдел подраз­делялся на секретариат, хозчасть, подотдел наружной мили­ции, подотдел розыскной милиции, инспекцию мест заклю­чения. Подотдел милиции включал в себя строевую часть, службу милиции и адресный стол. Начальником ГАО до сен­тября 1925 г. был Савостин, затем В.А. Крючков, с 1927 г. Кутафин. Руководство работой милиции губернии возлага­лось на начальника подотдела милиции Губернского Адми­нистративного отдела, в уездных и волостных центрах - на помощников начальников уездных и волостных административных отделов. Уголовным розыском губернии руково­дил начальник подотдела уголовного розыска ГАО. В янва­ре 1924 г. заместителем начальника Рязанского Губернского Административного отдела - начальником милиции губер­нии был назначен Ференбок. В марте 1924 г. начальником подотдела уголовного розыска ГАО назначен Н.Н. Кула­гин.

В начале 1924 г. были ликвидированы отделы управле­ния в уездах, с возложением их административно-исполни­тельских функций на управления уездных милиций, которым из административных отделов передавались 3 стола: обще­административный, ЗАГС, и административно-строевой с приложением уголовно-розыскной части. Функции этих сто­лов были следующими:

- общеадминистративный стол проводил в жизнь через волостных милиционеров административное влияние орга­нов Советской власти путем надзора за соблюдением насе­лением обязательных ее постановлений. Функция борьбы с преступностью оставалась прежней;

- стол ЗАГС и принудительных работ выполнял функцию регистрации записей актов гражданского состояния, регис­трировал осужденных судебными органами, занимался снаб­жением учреждений по их заявкам рабочей силой;

- административно-строевой стол вел учет личного соста­ва и координировал прохождение им службы.

Уголовно-розыскная часть занималась розыском преступ­ников.

Милиция стала выполнять широкий круг функций. В обя­занности милиции, кроме борьбы с уголовными преступле­ниями, входили:

- борьба с самогонокурением;

- борьба с проституцией;

- деятельность по ликвидации последствий стихийных бедствий;

- административная деятельность.

Нормативные акты, регламентирующие работу милиции, рассматривали ее как исполнительный орган. Содействие всем государственным органам стало одной из основных функций милиции, и это косвенно свидетельствовало о сла­бости государственного аппарата. Сохранялись традиции "военного коммунизма", одной из основных черт которого являлось принуждение. В известной мере через милицию осу­ществлялось государственное регулирование нэпа, которое позволяло не выпустить развитие капиталистических отно­шений из допустимых рамок и обеспечить неизменность по­литической системы.

Административная деятельность милиции подразумева­ла широкий спектр обязанностей и включала в себя:

- наложение взысканий за нарушение обязательных по­становлений Советской власти;

- учет иностранцев и выдача им видов на жительство;

- регистрацию обществ и союзов, не преследующих це­лью извлечение прибыли;

- регистрацию церковных обществ и учет церковного имущества;

- выдачу видов на жительство, учет по адресным столам;

- надзор за торговлей, регистрацию торговых предприя­тий и т. д.

28 сентября 1925 г. ВЦИК и СНК РСФСР утвердили По­ложение о службе в рабоче-крестьянской милиции, в кото­ром были определены основные моменты ее деятельности.

После Всероссийского съезда начальников губернских милиций большое внимание стало уделяться приему на служ­бу в милицию и профессиональной подготовке кадров. На­пример, с 12 апреля 1925 г. при Управлении уездной Рязан­ской милиции были открыты курсы для младших милицио­неров, 26 марта 1926 г. открыты повторные двухнедельные курсы.

В августе 1926 года в Рязани по постановлению Губисполкома был организован президиум Рязанского горсовета. Наряду с этим произошла реорганизация Рязанской городс­кой милиции. 18 августа президиум Рязанского горсовета утвердил ее штаты: 112 человек по наружной милиции и 11 по уголовному розыску, всего 123 человека. Начальником городской милиции был назначен К.П.Старшинин. Руковод­ство и надзор за деятельностью горчасти со стороны Адми­нистративного отдела и связь с президиумом горсовета по городским делам милиции возлагались на начальника подот­дела милиции ГАО А.А. Кирильцева.

До 1927 года в г. Рязани было два райотдела милиции, возглавляемых Кутаевым и Кузнецовым. В связи с включе­нием 14 октября 1926 года в черту города Троицкой слобо­ды, Ямской слободы и Новой стройки (Ленпоселка) в марте 1927 года образован третий райотдел милиции (существо­вавший ранее в 1917 - 1920 годах третий милицейский район после организации в 1920 году Рязанской уездно-городской милиции был передан в ведение Троицкой волостной мили­ции). Ямская слобода отошла ко второму району, третий райотдел обслуживал Троицкую слободу и Новую стройку с общей численностью населения 13000 человек.

В 1927 году милиция торжественно отметила свое деся­тилетие. В связи с юбилеем большая группа сотрудников милиции Рязанской губернии за безупречную службу была награждена серебряными и бронзовыми юбилейными знач­ками (всего было вручено 79 серебряных знаков и 92 брон­зовых).

В целом милиция Рязанской губернии в этот период была на хорошем счету, что неоднократно отмечалось в приказах начальника Главмилиции Республики. Наилучшие показа­тели раскрываемости были в Рязани, в Егорьевском, Зарай­ском, Скопинском уездах. Наихудшие показатели имели Сапожковская и Ряжская милиции.

28 марта 1927 года ВЦИК и СНК РСФСР утвердили По­ложение о Народном комиссариате внутренних дел РСФСР. Этим положением на НКВД были возложены многие функ­ции, но в качестве основных были четко определены адми­нистративная, дознавательская и оперативно-розыскная. Административная деятельность милиции в свою очередь получила нормативное определение таких своих форм, как административный надзор и применение мер администра­тивного воздействия.

В марте 1927 г. управления милиции в уездах были пере­именованы в Административные отделы УИКов. Структу­ра милиции стала единообразной сверху донизу.

В октябре 1928 г., в соответствии с решением 2-го Всерос­сийского съезда административных работников, было упраз­днено деление Губернского административного отдела на подотделы. Его структура стала следующей: ГАО возглав­лялся начальником, при котором состояли помощники по розыску, местам заключения, общим делам. Должности на­чальников подотделов милиции и уголовного розыска, инспектора мест заключения, возглавляющего общую часть ГАО-инспектора административно-организационной служ­бы были переименованы и эти начальники стали называть­ся помощниками начальника ГАО.

Во второй половине двадцатых годов изменился подход к оперативной работе. Некоторые теоретики и партийные деятели заявляли, что пролетарскому государству негоже использовать самих преступников в качестве агентов для борьбы с другими преступниками. Они считали, что народ­ной милиции следует в борьбе с преступностью опираться на народ, а для этого необходимо сделать свою работу глас­ной. НКВД были изданы нормативные акты, рекомендую­щие привлекать "широкие массы" для борьбы с преступнос­тью, и, по существу, свертывающие оперативно-розыскную деятельность, что негативно сказалось на результатах рабо­ты уголовного розыска.

В связи с указанием НКВД о новой политике милиции в работе на селе, начальник Рязанского Административного отдела Кутафин в приказе №38 от 9 июня 1928 года указал на необходимость тесной связи органов милиции в сельской местности с сельсоветами с целью содействия последних в борьбе с бытовыми преступлениями, в изучении местным населением обязательных постановлений власти и в разре­шении других вопросов повседневной работы.

По существу, этим приказом Губернский Административ­ный отдел дал твердое указание милиции вовлекать актив­ную часть населения в дело борьбы с преступностью. Вы­полняя приказ №38, сотрудники уголовного розыска стали выступать с докладами и агитационными речами перед сель­ским населением с целью привлечения крестьян к сотрудни­честву с милицией.

В конце 1930 года на основе решений 16 съезда ВКП (б), который вошел в историю как съезд развернутого наступле­ния социализма по всему фронту, была проведена реоргани­зация органов милиции, имеющая основной целью приспо­собление их к условиям "обострения классовой борьбы" в период коллективизации и индустриализации.

Повсеместно усиливались антисоветские и антиколхозные настроения. Кулаки препятствовали проведению хлебозаго­товок. Начиная с 1928 года в уездах участились поджоги колхозного имущества и домов колхозных активистов, убий­ства. В 1928 г. было совершено 116 террористических актов против партийных, советских работников, колхозных акти­вистов, за первые 3 месяца 1929 г. - 111.

Так, в аналитической записке Рязанского окружного от­дела ОГПУ говорилось: "Если за период август - декабрь 1928 года на месяц приходилось 1-2 случая террористичес­ких актов, то в тех же месяцах текущего (1929) года мы име­ем 17 случаев в месяц, а в октябре этого года число террори­стических актов дошло до 38 случаев, т.е. столько же в день, сколько раньше было в месяц".

Конечно, в период коллективизации милиция занималась не только борьбой за упрочение колхозного строя. Одновре­менно она вела борьбу и с уголовной преступностью. Вете­ран милиции И.С.Орлов, работавший в те годы на селе, вспо­минал:

"В 1930 г. на совещании в Рязани нам, оперативникам, рассказали, что в стране стали происходить церковные кра­жи. Преступники проникали в действующие церкви, забира­ли ценные вещи и с ними скрывались.

Вернувшись с совещания в Дубровичи на участок, я о воз­можной краже из церкви предупредил священника и проин­структировал церковных сторожей. Однако они недостаточ­но бдительно несли службу, поэтому иногда я в ночное вре­мя сам обращал внимание на церковь, обнесенную кирпич­ной оградой.

Однажды, поздно вечером, проходя мимо церкви, я заме­тил в одном окне разбитое стекло и под этим окном при­ставленную к стене половину деревянных ворот. При виде этого у меня возникла мысль: уж не воры ли орудуют в цер­кви?

С целью проверки своего предположения я зашел за ог­раду и подошел к разбитому окну церкви. Прислушавшись, я отчетливо услышал внутри церкви шаги людей. Это гово­рило о том, что внутри церкви орудуют воры. Быстро со­брав на помощь людей, мне удалось задержать в церкви двух вооруженных преступников, которые в алтаре на престоле собрали все ценности, в том числе ободранную с Евангелия позолоту и серебро.

В связи с кражей в церкви собралось много жителей, они намеревались устроить самосуд над задержанными и убить их. Чтобы не допустить этого, мне пришлось приложить много усилий".

26 сентября 1937 года постановлением ЦИК СССР была образована Рязанская область, в которую вошло 49 райо­нов. Кроме областного центра, на территории области на­ходилось 19 городов, 1541 сельсовет. Население области со­ставило 2267908 человек, в т.ч. городское - 220324 человека, в областном центре проживало 95857 человек.

В сентябре 1937 года образовано областное Управление НКВД, которое возглавил полковник Вершинин, но в этой должности проработал недолго - его сменил Корнильев. Управление милиции УНКВД состояло из следующих отде­лов: политического, уголовного розыска, БХСС, оператив­ного, паспортно-регистрационного, отдела службы и под­готовки, госавтоинспекции, отдела актов гражданского со­стояния, секретариата. Всего штат Управления составлял 122 человека. В области было образовано 2 горотдела - Рязанс­кий и Касимовский, а также 49 районных отделов милиции.

В 1937 году оперативная обстановка в области была слож­ная. Коллективизация и индустриализация, проведенные волюнтаристскими методами, привели к спаду сельскохозяй­ственного производства, ощущался недостаток промышлен­ной продукции народного потребления. Активизировались спекулянты, участились грабежи и разбои. Кроме того, Ря­занская область была пограничной с режимной Московской областью, поэтому сюда высылались из Москов­ской области преступники.

Продолжались преступления, связанные с хищениями колхозного имущества. В Сосновском районе действовала группа конокрадов, состоявшая из ранее судимых и бежав­ших из-под стражи преступников. 18 ноября 1937 года чле­ны этой группы украли трех колхозных лошадей и скрылись. Участковый инспектор Баранов с бригадмильцем (дружин­ником) В.С. Ждановым на протяжении двадцати километ­ров преследовали их. При задержании бандиты оказали во­оруженное сопротивление, в перестрелке был ранен бригадмилец Жданов. Несмотря на ранение, преследование продолжалось. С помощью прибывшей из райцентра оператив­ной группы бандиты были захвачены и впоследствии преда­ны суду.

3 февраля 1941 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ о разделении НКВД СССР на НКВД СССР и НКГБ СССР. Но период их раздельного существования про­длился недолго.

Милиция Рязанской области в годы Великой Отечественной войны

22 июня 1941 года в 4 часа утра немецкие самолеты стали бомбить советские города. Началась Великая Отечественная война.

Для усиления противодействия врагу в тылу страны 20 июля 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР НКВД и НКГБ были объединены в единый НКВД СССР (в апреле 1943 года НКВД и НКГБ воссозданы вновь).

С самого начала войны милиция обеспечивала противо­воздушную оборону, осуществляла надзор за состоянием бомбоубежищ, руководила укрытием в них населения во вре­мя бомбежек, пресекала деятельность вражеских агентов, поддерживала правила паспортного режима, оказывала со­действие воинским частям в привлечении граждан к трудо­вой повинности для выполнения оборонных работ, вела борьбу с уголовной преступностью и дезертирством, обес­печивала безопасность движения.

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и СНК от 24 июня 1941 года в г. Рязани был создан Совет по эвакуа­ции, в работе которого принимали участие органы внутрен­них дел. Первоначально Совет размещал в области прибывающих людей, технику, скот. С 18 октября 1941 года из 26 районов области началась эвакуация населения. Сотрудни­ки милиции обеспечивали порядок при погрузке людей и материальных ценностей, контролировали движение поез­дов.

В период с 13 по 17 октября 1941 года в Рязани из сотруд­ников органов внутренних дел были сформированы два ис­требительных батальона. Начальником первого стал стар­ший лейтенант милиции Верейн, военным комиссаром - Израйльсон, начальником штаба - лейтенант милиции Са­мойлов; начальником второго - старший лейтенант мили­ции Печкин, военным комиссаром - Сироткин, начальни­ком штаба - лейтенант милиции Житков. В двухдневный срок истребительные батальоны были созданы во всех рай­онах области. Они комплектовались надежными, знающи­ми местные условия бойцами. Истребительным батальонам придавались информаторы, которые сообщали их руковод­ству о положении в колхозах, совхозах, промышленных пред­приятиях, населенных пунктах. Личный состав истребитель­ных батальонов нес охрану промышленных предприятий, же­лезнодорожных сооружений, мостов и других важных в во­енном отношении объектов.

15 октября 1941 г. из сотрудников УНКВД был сформи­рован батальон особого назначения, командиром которого являлся заместитель начальника Управления А.Д. Домарев. Батальон состоял из стрелкового, пулеметного и двух резер­вных взводов, отделения связи и подрывного отделения. Предполагалось использовать БОН для борьбы с парашю­тистами и диверсантами, а также для обороны города Ряза­ни. Батальон особого назначения отвечал за один из 10 уча­стков городской обороны - на бывшей Ямской улице (ныне ул. Циолковского). На рубеже обороны посменно несли службу все сотрудники Управления НКВД, в том числе опе­ративный состав госбезопасности и внутренних дел.

В соответствии с постановлением Государственного Ко­митета обороны СССР в Рязани 26 октября 1941 года был создан Рязанский городской комитет обороны. Его возгла­вил первый секретарь Рязанского обкома и горкома ВКП(б) С.Н. Тарасов. В состав комитета вошел начальник Управле­ния НКВД С.Г. Юрьев. По решению комитета обороны, начиная с 15 октября 1941 года, на подступах к Рязани нача­лось строительство внешних оборонительных сооружений - противотанковых рвов, которые подразделялись на следую­щие направления: Дягилевское, Мервинское, Ситниковское, Никуличинское. Были созданы лесные завалы протяженно­стью 80 километров. В городе Рязани сооружено 895 погон­ных метров противотанковых рвов, устроено 54 баррикады, защищено надолбами 42 объекта, установлено по городу и по смежной линии обороны 1052 рогатки из рельсов.

28 октября 1941 года была на 30 человек увеличена штат­ная численность милиции в г. Рязани за счет сокращения штатов РО НКВД в отдаленных районах (Ерахтурского, Ижевского, Спасского, Пителинского, Ермишинского, Кадомского). Накануне вторжения врага в область весь лич­ный состав Управления НКВД и районных отделов перешел на казарменное положение.

Каждый день примерно в 23 часа над Рязанью слышался гул вражеских самолетов. Во время налетов вражеской авиа­ции вооруженные сотрудники Управления занимали посты на наблюдательных вышках и на крышах самых высоких зданий города. Они следили, чтобы враг не выбросил десант и тушили зажигательные бомбы.

В 1941 году на г. Рязань было сброшено около 320 бомб, от налетов вражеской авиации пострадал 101 человек, из них убито 36 и ранено 65 человек. Отмечены разрывы авиабомб на станции Рязань-1, на привокзальном рынке, на централь­ном рынке, в детском саду на ул. Кудрявцева (погибло мно­го детей), в госпитале на ул. Каляева, в местах массового скопления людей. Бомбардировкам подвергались военный аэродром в поселке Дягилеве, путевое хозяйство на участ­ках Рязань - Фруктовая, Рязань - Шилове, Рязань - Ряжск. 6 ноября 1941 года, накануне праздника Октябрьской револю­ции, фашисты особенно сильно бомбили Рязань. Во время бомбежки пострадали дом, где жил великий писатель-сати­рик М.Е. Салтыков-Щедрин, и здание областной конторы госбанка на ул. Подбельского. Во дворе здания Управления НКВД разорвался фугас, осколками убило двух лошадей, получили ранения несколько сотрудников.

8 ноября 1941 года в г. Рязани был введен комендантский час. С 27 ноября Рязань стала прифронтовым городом и ока­залась на осадном положении. Германские войска находи­лись в 30 километрах от Рязани, а их разведка доходила до станции Стенькино. На территории от Зарайска до Скопина, т.е. на фронте протяженностью 120 км, в этот период не было никаких советских войск. По всему этому открытому пространству свободно перемещались отряды немцев.

Наиболее критический момент стал ощущаться после эва­куации артиллерийского училища, когда для обороны Ряза­ни осталась очень мало войск: рабочий добровольческий полк, батальон курсантов Владимирского пехотного учили­ща, небольшой авиадесантный батальон, запасной автомо­бильный полк, два саперных батальона, танковый батальон из 10 устаревших танков, два бронепоезда, неукомплекто­ванный противотанковый полк с восемью орудиями и три зенитных артдивизиона.

26 ноября вышел приказ начальника гарнизона г. Рязани №27:

"В целях тылового обеспечения города Рязани и укрепле­ния тыла войск, защищающих город Рязань, а также в целях пресечения подрывной деятельности шпионов и диверсан­тов и других агентов немецкого фашизма

ПРИКАЗЫВАЮ:

 1. Ввести с 27 ноября 1941 года в городе Рязани осадное положение.

2. Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспорта с 22.00 до 5.00 утра, за исключением транспорта и лиц, имеющих специальные пропуска от ко­менданта города Рязани, причем в случае объявления воздушной тревоги передвижение населения и транспорта дол­жно происходить согласно правил, утвержденных местной ПВО и опубликованных в печати.

3. Охрану строжайшего порядка в городе возложить на коменданта города Рязани.

4. Нарушителей порядка немедленно привлекать к ответ­ственности с передачей суду военного трибунала. Провока­торов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, в неотлагательных случаях расстрели­вать на месте.

5. Призываю всех трудящихся города Рязани соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Армии, оборо­няющей Рязань, всяческое содействие.

 Начальник гарнизона города Рязани                                    Мурат

Комендант города                                                                   Самохин".

30 ноября 1941 года комитет обороны назначил началь­ника контрразведывательного отдела Управления НКВД Д.И. Иванова заместителем коменданта города и начальни­ком обороны Рязани.

По плану НКВД СССР эвакуация сотрудников Управле­ния не предусматривалась. На случай вторжения противни­ка в Рязань всему личному составу предписывалось перейти на нелегальное положение, уйти в леса и начать партизанс­кую войну.

В связи с минованием осады г. Рязани 16 января 1942 года добровольческий рабочий полк расформировали. Сотруд­ники Управления НКВД прекратили боевое дежурство.

По решению исполнительного комитета Рязанского об­ластного Совета депутатов трудящихся была создана чрез­вычайная государственная комиссия по установлению и рас­следованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в Рязанской области. В ее состав вошел начальник Управле­ния НКВД С.Г. Юрьев. Под его руководством этой работой занимались многие сотрудники Управления и районных ап­паратов. Комиссия определила убыток, принесенный фаши­стами за время оккупации, в сумме 264316 тыс. рублей по ценам 1942 года.

После освобождения временно оккупированных районов области милиция решала задачи по выявлению изменников и предателей Родины, дезертиров, бандитов. Укреплялся аппарат районных отделов милиции, бывших под времен­ной оккупацией. Особое внимание уделялось борьбе с расхитительством народного добра.

Для диверсионной войны в тылу врага из сотрудников НКВД создавались отряды милиции особого назначения. В январе 1942 года один из таких отрядов, в состав которого входили и рязанские милиционеры, прибыл в распоряжение командующего армией Ф.И. Голикова.

Ночью 23 января 1942 года 27 бойцов перешли линию фронта для разгрома опорного пункта фашистов в деревне Хлуднево Калужской области. Отряд уничтожил свыше ста гитлеровцев и удерживал оборону в бою с превосходящими силами противника до подхода подразделений 16-й армии. В живых осталось 5 человек, но они удержали плацдарм для последующего наступления. Теперь на месте сражения и за­хоронения героев воздвигнут памятник.

С ноября 1941 по январь 1942 года в тылу врага действовал отряд под командованием старшего лейтенанта госбе­зопасности Овечкина А.В. Отряд взрывал мосты, устраивал засады на дорогах, нападал на небольшие вражеские под­разделения.

В истории войны не было ни одного крупного сражения, в котором не участвовали бы воины - сотрудники НКВД. Как непревзойденные образцы героизма наших воинов вош­ли в историю оборона Брестской крепости, Москвы, Ленин­града, Севастополя, Одессы, Киева, Тулы. Это были те кам­ни, споткнувшись о которые забуксовала немецкая военная машина. Во всех этих величайших сражениях принимали участие и внесли свой вклад в Победу бывшие сотрудники рязанской милиции.

В годы Великой Отечественной войны сражались на фронте свыше 500 рязанских милиционеров, 85 из них по­гибли. Многие из них прошли самые трудные фронтовые дороги к Победе, проявили образцы мужества, награждены орденами и медалями.

Работавший до войны в Старожиловском райотделе УНКВД Сергей Евдокимович Денисов за отвагу, проявленную во время участия в Орловско-Курском сражении, 7 ав­густа 1943 года удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

В канун 30-летия Победы по инициативе УВД одной из улиц районного центра присвоено имя Героя Советского Союза С.Е. Денисова. В 2000 г. в р.п. Старожилово открыт памятник С.Е. Денисову.

Мужество и самоотверженность проявляли сотрудники рязанской милиции и в тылу, делая для приближения Побе­ды все от них зависящее.

В 1942 году штат милиции области составлял 1366 чело­век, из них:

оперативно-начальствующий состав - 542 чел.;

административно-хозяйственный и рядовой состав - 824 чел.

В 1942 г. из рязанской милиции было призвано в РККА 416 человек. Численность милиции сокращалась не только из-за ухода милиционеров на фронт, но и потому, что в те­чение 1943-1945 годов по приказам НКВД СССР сотрудни­ки милиции откомандировывались в освобожденные от фа­шистских оккупантов области и республики СССР. Так в 1943 году в г. Харьков было направлено 106 сотрудников, в Го­мельскую область - 12, в Смоленскую область - 8, в Орловс­кую область - 24 и т. д.

Место ушедших на фронт и откомандированных в дру­гие районы страны милиционеров заняли граждане стар­ших возрастов, лица, признанные негодными для службы в армии, освобожденные от службы по ранению, а также 73 выпускника Рязанской межобластной школы милиции. На службу в милицию было принято много женщин (27% от штатной численности сотрудников). Они работали регули­ровщиками, постовыми милиционерами, участковыми, опе­ративными уполномоченными, следователями. Им приходи­лось участвовать в схватках с вооруженными дезертирами, уголовными преступниками. Так осенью 1943 года Аня Ага­пова, участковый уполномоченный Михайловского райотдела УНКВД, вступила в единоборство с вооруженным де­зертиром и задержала его. За мужество она была удостоена высокой правительственной награды.

Все вновь принятые сотрудники в оперативном отноше­нии были неопытными, поэтому одновременно с выполне­нием служебных обязанностей им приходилось учиться опе­ративному мастерству. Руководство Управления системати­чески проводило сборы руководящего состава отделов Уп­равления и подчиненных подразделений, на которых работ­ники Управления проводили занятия, и одновременно сами учились у более опытных товарищей.

Для обучения вновь принятых на службу сотрудников был организован учебный пункт в селе Вышгород. Большую по­мощь в подготовке кадров оказывала Рязанская школа ми­лиции.

В начале войны в области, особенно в Сараевском, Пителинском, Клепиковском, Муравлянском, Ермишинском рай­онах, развернули преступную деятельность банды дезерти­ров. В 1941 году дезертирами был убит начальник Ермишинского РО НКВД Скоробогатов. С наступлением весны 1942 года банды дезертиров стали терроризировать население, совершали грабежи и убийства. В Сараевском, Михайловс­ком, Ермишинском, Сасовском, Добровском, Трубетчинском, Путятинском районах участились дорожные и квартирные ограбления, кражи. Объектами преступных посяга­тельств стали пасеки, колхозные кладовые.

Для борьбы с дезертирством и бандитизмом в начале 1942 года были мобилизованы все силы областного аппарата и оперативного состава отдела уголовного розыска Управле­ния милиции УНКВД. В связи с тем, что в периферийных органах внутренних дел многие опытные работники ушли на фронт, аппарат Управления милиции оказывал им боль­шую помощь. Сотрудники Управления милиции выезжали на места для работы по всем серьезным преступлениям. В мае в районы для ликвидации банд и руководства агентурно-оперативной работой были направлены начальник ОУР Дмитриев и начальник 1-го отделения ОУР Орлов. В резуль­тате их работы были уничтожены многие бандитско-террористические группы: банда Беззубцева в Сараевском районе (17 человек), банда Белоусова-Животворова в Добровском районе (15 человек), банда Сачнова-Софронова в Ермишин­ском районе (11 человек) и др. При проведении операций по ликвидации банд областными работниками было убито 17 бандитов и 4 ранено. Милиция потерь не имела. Все опе­рации по борьбе с бандитизмом проводились с широким ис­пользованием агентурной сети.

Помимо агентурной работы в борьбе с дезертирами и бандитизмом, широко использовались операции по проче­сыванию лесов и облавы по местам вероятных укрытий де­зертиров. Только за июнь 1942 г. было проведено 62 проче­сывания лесных массивов.

Кроме своей непосредственной работы Рязанская мили­ция в годы войны помогала собирать средства для Красной Армии. Только в 1942 году было собрано и отправлено на фронт 5117 единиц теплых вещей, собрано 40110 рублей на строительство авиаэскадрильи "Рязанский рабочий".

В результате напряженной работы милиции в годы вой­ны к началу 1945 года в области значительно уменьшилась преступность, раскрываемость преступлений составила 86,7%.

В 1945 г. Великая Отечественная война закончилась.

Мы всегда будем помнить о тех огромных усилиях, лише­ниях и жертвах, ценой которых была достигнута великая Победа.

Послевоенные годы

не стали для сотрудников органов внутренних дел мирными. Они продолжали оставаться на передовой борьбы с преступностью. Многие из них приняли участие в ликвидации оставшихся в лесах Белоруссии и При­балтики националистических банд, воевали в Афганистане, вос­станавливали конституционный строй в Чеченской Респуб­лике. При этом боль­шинство из них показало себя достойными продолжателя­ми героических дел своих отцов и дедов, проявили отвагу и самопожертвование.

Так же, как никогда не забудется подвиг воинов Великой Отечественной, ценой многих лишений и своей жизни отсто­явших свободу и независимость нашей Родины, не забудет­ся подвиг сотрудников органов внутренних дел, погибших при защите безопасности граждан. И те, и другие были на­стоящими патриотами, лучшими представителями нашего народа.

 

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России